НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Разрешает ли закон переносить сроки проведения медицинского осмотра, установленные в контракте, с помощью дополнительного соглашения между сторонами?

Вправе ли заказчик подписать дополнительное соглашение о перенесении срока исполнения контракта, заключенного между медицинскими учреждениями на проведение медицинского осмотра, с мая на июнь 2020 года?

1. Согласно ч. 2 ст. 34 Закона № 44-ФЗ изменение существенных условий контракта при его исполнении не допускается, за исключением их изменения по соглашению сторон в случаях, предусмотренных этим законом (ст. ст. 34, 95 Закона № 44-ФЗ). Поскольку как такового понятия «существенные условия контракта» Закон № 44-ФЗ не содержит, для его определения необходимо учитывать нормы Гражданского кодекса РФ, на которых основывается этот закон (ч. 1 ст. 2 этого закона). Согласно ч. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Такие условия в силу ст.ст. 34, 95 Закона № 44-ФЗ не могут быть изменены соглашением сторон без законного на то основания. Возможности изменения сроков оказания услуг применительно к приведенной ситуации ст. 95 Закона № 44-ФЗ не предусматривает.

В соответствии со ст. 11 Закона № 98-ФЗ, вступившего в силу 1 апреля 2020 года, статья 112 Закона № 44-ФЗ дополнена новой частью 65. На основании данной нормы в 2020 году по соглашению сторон допускается изменение в том числе срока исполнения контракта. Указанные изменения допускаются, если при исполнении контракта в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV, а также в иных случаях, установленных Правительством Российской Федерации, возникли не зависящие от сторон контракта обстоятельства, влекущие невозможность его исполнения.

Для изменения контракта необходимо:

— наличие письменного обоснования такого изменения на основании решения Правительства РФ, высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрации при осуществлении закупки для федеральных нужд, нужд субъекта РФ, муниципальных нужд соответственно;

— предоставление поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обеспечения исполнения контракта, если изменение влечет возникновение новых обязательств поставщика (подрядчика, исполнителя), не обеспеченных ранее предоставленным обеспечением, и требование обеспечения исполнения контракта было установлено в соответствии со ст. 96 Закона № 44-ФЗ при осуществлении закупки. При изменении контракта на основании ч. 65 ст. 112 Закона № 44-ФЗ:

— размер обеспечения исполнения контракта может быть уменьшен в порядке и случаях, которые предусмотрены ч.ч. 7, 7.1, 7.2 и 7.3 ст. 96 Закона № 44-ФЗ;

— возврат ранее предоставленной заказчику банковской гарантии не осуществляется, взыскание по ней не производится (если обеспечение исполнения контракта осуществляется путем предоставления новой банковской гарантии);

— если обеспечение исполнения контракта осуществляется путем внесения денежных средств, в случае изменения срока исполнения контракта в соответствии с ч. 27 ст. 34 Закона № 44-ФЗ определяется новый срок возврата заказчиком контрагенту денежных средств, внесенных в качестве обеспечения исполнения контракта (п. «в» нормы).

Таким образом, в рассматриваемой ситуации срок выполнения работ по контракту может быть изменен на основании ч. 65 ст. 112 Закона № 44-ФЗ с соблюдением порядка, предусмотренного этой нормой.

2. В фактически сложившихся в настоящее время обстоятельствах, на наш взгляд, возможно также совместное решение заказчика и контрагента об исполнении обязанностей по контракту после формального окончания срока его действия, поскольку его исполнение в срок стало невозможным ввиду воздействия обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 405 ГК РФ; об отнесении распространения коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV, к таким обстоятельствам смотрите в п. 2 письма Минфина России от 19.03.2020 № 24-06-06/21324, п. 1 письма Минфина России, МЧС России и ФАС России от 03.04.2020 №№ 24-06-05/26578, 219-АГ-70, МЕ/28039/20). Такая возможность существует, поскольку сам по себе факт истечения срока действия контракта не влечет прекращения обязательств сторон контракта, которые возникли из него, если этого не предусмотрено самим контрактом (п. 3 ст. 425 ГК РФ). Ни одна норма закона не запрещает оказание услуг и их приемку за пределами предусмотренного контрактом срока. Иными словами, заказчик будет вправе принять надлежаще исполненные контрагентом и за пределами указанного в контракте срока действия (письмо Минэкономразвития России от 10.02.2015 № Д28и-175).

В связи с этим следует учитывать, что приемка исполнения после окончания установленного контрактом срока по определению предполагает исполнение с просрочкой. В силу ч. 6 ст. 34 Закона № 44-ФЗ в случае просрочки исполнения контрагентом обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет контрагенту требование об уплате неустоек (штрафов, пеней).

Направление такого требования является обязанностью, а не правом заказчика.

При этом в силу ч. 9 ст. 34 Закона № 44-ФЗ сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны. Данное правило применимо и в обстоятельствах с распространением коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV, в том числе в связи с мерами, принятыми в целях предотвращения такого распространения (п. 3 письма Минфина России, МЧС России и ФАС России от 03.04.2020 №№ 24-06-05/26578, 219-АГ-70, МЕ/28039/20).

Татьяна Чашина,
эксперт Службы правового консалтинга ГАРАНТ


Назад в раздел

ТеплоцентрстройГераКростМосводоканал
РоссийскийПНС