ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Не концессией единой. Расходы на строительство новых клиник и капремонт сокращаться не будут


Программа модернизации московского здравоохранения, реализуемая на протяжении 2011 – 2012 годов, позволила заметно поднять уровень оснащенности городской медицины. Однако перед столицей по-прежнему остро стоит проблема обновления корпусов столичных больниц и поликлиник, большинство из которых были построены в 60–70-е годы минувшего века. Поэтому, несмотря на завершение двухлетней программы, финансировавшейся на паритетных началах из столичного и федерального бюджетов, город будет выделять на капитальный ремонт и реновацию зданий медицинских учреждений значительные средства.


Впереди лишь японцы

Это финансирование будет вестись в рамках пятилетней госпрограммы «Столичное здравоохранение на 2012–2016 годы».

Город также изыскивает возможные варианты реализации концессионных соглашений, которые позволили бы обновить корпуса и оборудование столичных клиник. Но пока условия, на которых власти намереваются заключить концессионные соглашения, столь жесткие, что способны привлечь лишь единичных концессионеров, рассчитывать на частно-государственное партнерство как метод обновления значительной части столичных клиник пока преждевременно. Хотя, как отметил заместитель Мэра по социальным вопросам Леонид Печатников, в городе имеется несколько больниц, размещенных в заметно обветшавших зданиях, которые город может выставить на концессионные торги уже в нынешнем году. Это произойдет в случае успеха пилотного проекта реконструкции на основе концессионных соглашений городской клинической больницы № 63.

Важным итогом реализации программы модернизации московского здравоохранения, по мнению Леонида Печатникова, стал тот факт, что при проведении торгов на закупку сложного медицинского оборудования удалось сэкономить свыше 15 млрд руб., причем все сэкономленные таким путем средства город пустил на закупку дополнительного сложного медицинского оборудования. За счет экономии и грамотно проведенных торгов для городского здравоохранения удалось приобрести вдвое больше высокотехнологичной диагностической аппаратуры, чем это было первоначально запланировано. Это особенно отрадно, если учесть, что в других регионах подобные закупки сопровождались громкими коррупционными скандалами.

На сегодняшний день, по словам главы городского комплекса социальной политики, медицинские учреждения, входящие в структуру Департамента здравоохранения города, оснащены компьютерными и магнитно-резонансными томографами, ангиографами и современной аппаратурой ультразвуковой диагностики лучше, чем клиники в Великобритании и Франции.

«С немецкими стационарами мы находимся примерно на одном уровне, а опережают нас по уровню технической оснащенности лишь японские больницы», – констатировал заместитель Мэра.

Это, впрочем, не значит, что воспользоваться всеми возможностями высокотехнологичной медицины пациенты могут прямо сейчас. «Мы купили вдвое больше оборудования, чем рассчитывали, поэтому на протяжении первой половины 2013 года в больницах и амбулаторно-поликлинических объединениях будет вестись подготовка специальных помещений, где это оборудование может быть установлено», – пояснил Леонид Печатников, а также пообещал, что в головном учреждении каждого из 46 амбулаторно-поликлинических объединений, куда вошли свыше 500 городских поликлиник, появятся свои аппараты компьютерной и магнитно-резонансной томографии и новейшая аппаратура для диагностики сердечно-сосудистых заболеваний. Одно такое объединение обеспечивает медицинской помощью в среднем 200 тыс. москвичей.


Рак «пятится», пусть и медленно

Другим фактором, повышающим доступность услуг высокотехнологичной медицины для населения, должна стать начатая в прошлом году компьютеризация столичных поликлиник и внедрение в амбулаторном сегменте городского здравоохранения информационных технологий. «Если врач из обычной районной поликлиники решит, что его пациенту показана томография, он с компьютера в своем кабинете может зайти в информационную систему головного учреждения объединения и внести своего пациента в очередь на необходимую процедуру исследования в удобное для того время», – рассказал Леонид Печатников.

По его словам, о такой системе два года назад в столичном Департаменте здравоохранения могли лишь мечтать, а сегодня эта система уже воплощена в жизнь и способна функционировать. Проложены оптико-волоконные кабели, соединяющие амбулаторные центры с подведомственными поликлиниками.

Во всех лечебно-профилактических учреждениях установлены автоматизированные рабочие места для врачей, проведено обучение персонала работе в информационной системе. В полной мере все возможности быстрого доступа к высокотехнологичному обследованию москвичи получат, после того как полностью завершится установка всей закупленной городом аппаратуры, то есть примерно в июле.

Наконец, полностью реорганизована система специализированной медицинской помощи – наркологических, психиатрических, онкологических, туберкулезных, кожно-венерологических диспансеров и женских консультаций. «Сегодня вместо сети не связанных между собой диспансеров, скажем, кожно-венерологических, создан единый Московский научно-практический центр дерматовенерологии, а районные диспансеры превратились в его филиалы», – пояснил Леонид Михайлович.

Особенное значение, по словам заместителя Мэра, проводимая реформа специализированной медицинской помощи имеет для онкологии, поскольку позволяет составить единый реестр онкологических больных и эффективно распределять дорогостоящие препараты, помогающие бороться с раком.

Усилия, направленные на совершенствование городской системы здравоохранения, привели к тому, что за последние два года смертность в столице уменьшилась на 18%. При этом по отдельным группам заболеваний удалось добиться еще более значительного сокращения числа летальных исходов. Так, по сердечно-сосудистым заболеваниям, включая инфаркт и инсульт, смертность сократилась на 20%. По онкологическим заболеваниям сокращение смертности составило лишь 10%, однако, как уточнил Леонид Печатников, при этом необходимо помнить об особенностях статистики учета онкологических заболеваний. Расширение арсенала высокотехнологичной диагностической аппаратуры привело к росту числа выявления случаев онкозаболеваний, соответственно, и числа фиксации случаев смертности, причиной которых являются различные формы злокачественных опухолей (при иных обстоятельствах их объясни--ли бы иными причинами). На фоне увеличения количества выявленных случаев рака удалось добиться 10%-ного снижения количества летальных исходов, вызванных онкологией.


Условия конкурсов – слишком жесткие

Значительное количество зданий лечебно-профилактических учреждений постройки советского периода до сих пор требуют капитального ремонта или реновации. За два года реализации программы объемы капитального ремонта заметно выросли.

Был проведен масштабный ремонт корпусов в городской клинической больнице № 1 им. Н.И. Пирогова (Первой Градской).

Завершено проектирование нового корпуса Морозовской детской клинической больницы. К 2015 году на ее территории на месте старых инфекционных корпусов будет построено новое здание площадью 50 тыс. кв. м. Это сопоставимо с теми площадями, которые занимает больница сегодня. В создании проекта нового корпуса приняли участие швейцарские архитекторы, до конца весны должен пройти конкурс по отбору подрядчиков для его строительства.

Кроме того, в нынешнем году начнется строительство двух новых перинатальных центров. Один из них будет расположен на территории городской клинической больницы № 67.

Он будет специализированным, предназначенным для рожениц с сердечно-сосудистыми заболеваниями и новорожденных с врожденным пороком сердца. В центре предполагается освоить технологии проведения внутриутробных операций на плоде, позволяющих устранять некоторые врожденные заболевания путем хирургического вмешательства еще до фактического рождения малыша. Другой перинатальный центр появится на территории Первой Градской на месте старого корпуса, предназначенного для рожениц, страдающих сахарным диабетом. Его специализация будет сохранена. Для строительства помимо денег города предполагается использовать также средства федеральной программы строительства перинатальных центров.

Позиция города в развитии системы родовспоможения такова, что новые перинатальные центры будут и в дальнейшем строиться на территории многопрофильных стационаров. Например, на территории ГКБ № 70 на Федеративном проспекте в настоящий момент располагаются родильный дом, женская консультация и детский корпус с отделением второго этапа выхаживания недоношенных детей. В ГКБ № 7 в Коломенском проезде имеются такие же учреждения плюс многопрофильная больница с кардиологией и реанимацией. «Если женщина собирается рожать, это не означает, что она не больна, – заметил Леонид Печатников. – Мы можем получить целую череду трагических случаев, если в роддоме не будет других специалистов, кроме акушеров-гинекологов». В целом же на проведение капитального ремонта зданий медицинских учреждений в 2013 году в соответствии с программой «Столичное здравоохранение» будет выделено около 5 млрд руб.

Стоит заметить, что с помощью концессионных соглашений обновить значительное число городских больниц едва ли получится. Пока первый пилотный проект с передачей в концессию ГКБ № 63 на улице Дурова показал, что инвесторов, желающих заключить соглашение и развивать медицинский центр на предложенных городом условиях, насчитываются единицы. Когда больницу выставили на торги, на участие в них были поданы три заявки. Но затем, когда было объявлено, что концессионер помимо вложения 4,5 млрд руб. в строительство новых корпусов и переоснащение больницы должен перечислить в бюджет города еще 1 млрд руб., двое претендентов отозвали свои заявки.

В результате претендент остался лишь один – Европейский медицинский центр (коммерческая клиника, которую возглавлял Леонид Печатников до перехода на госслужбу). В качестве дополнительного обременения концессионер еще должен обслуживать в больнице 40% пациентов по полисам обязательного медицинского страхования. А сегодняшнее наполнение полисов ОМС таково, что полученные по ним деньги не покроют концессионеру затраты на медицинское обслуживание некоммерческих пациентов.

Как признался Леонид Михайлович, он лично убедил новое руководство центра принять участие в конкурсе, несмотря на чрезвычайно жесткие условия. В настоящий момент, по его словам, у города имеется несколько больниц, состояние которых власти были бы не прочь улучшить через привлечение частного капитала, однако на таких жестких условиях, какими был обставлен конкурс по больнице № 63, едва ли удастся найти заинтересованных инвесторов.


Усыновителей поощрят и возьмут на контроль

Леонид Печатников также коснулся проблемы опекунства и попечительства над сиротами, которая в начале этого года внесла серьезный раскол в российское общество. Заместитель Мэра отметил, что число случаев усыновления московских сирот американцами до принятия запрета было относительно невелико.

За весь 2012 год граждане США усыновили лишь 57 сирот из детских домов столицы. Однако само принятие «закона Димы Яковлева» и острый интерес к теме в обществе заставил городские власти внимательнее отнестись к проблеме воспитания сирот и поиска семей для усыновления. В минувшем году был расформирован Департамент семейной и молодежной политики города Москвы и все, что касается опеки и попечительства, передано в ведение Департамента социальной защиты. В составе департамента создано новое управление, которое будет заниматься этими вопросами.

Курировать работу управления поручено новому заместителю руководителя Департамента социальной защиты населения Алле Дзугаевой, до этого работавшей начальником департамента Министерства образования и науки РФ. Алла Зауровна является одним из соавторов нового закона об усыновлении и, по словам Леонида Печатникова, входит в десятку лучших специалистов России по защите прав детей. Она пользуется безусловным авторитетом в правозащитном движении, благотворительных фондах и некоммерческих организациях, оказывающих поддержку детям, оставшимся без попечения родителей.

В ближайшее время из системы Департамента здравоохранения в Департамент социальной защиты должны быть переданы Дома ребенка, в которых находятся дети в возрасте до трех лет.

Именно детей этого возраста предпочитают брать в семьи усыновители.

Городской бюджет существенно увеличивает ежемесячные выплаты родителям, которые берут под опеку детей-сирот.

Для тех, кто согласен воспитывать детей-инвалидов, подобные выплаты увеличиваются в два раза.

Помимо ежемесячных пособий будут также выплачиваться единовременные пособия – как из городского бюджета, так и из федерального. Чтобы пособия для попечителей не превратились в своего рода источник дополнительного дохода, город ужесточит контроль над соблюдением прав усыновленных детей.


Недобросовестных работодателей лишат квот

Еще одной болезненной темой для комплекса социальной сферы Леонид Печатников назвал работу с трудовыми мигрантами из республик бывшего СССР. В период с 2010 по 2012 год количество квот, которые Москва выдает на привлечение иностранной рабочей силы, сократилось с 250 тыс. до 200. Еще на использование труда 200 тыс. иностранных работников ежегодно физическим лицам продает патенты УФМС по городу Москве. Сегодня количество официально привлеченной рабочей силы составляет 3,2% от общего количества работающих в городе. На 2013 год межведомственной комиссией было выделено 100 тыс. квот. Большинство мигрантов работает по специальностям, на которые москвичи не желают устраиваться.

Однако главная проблема, по мнению заместителя Мэра, заключается в том, что многие структуры, привлекающие зарубежную рабочую силу, не обеспечивают гастарбайтерам нормальные условия существования и труда. Так, 60% предпринимателей, использующих труд иностранных рабочих, не считают нужным обеспечивать своих сотрудников даже элементарным жильем.

В итоге межведомственная комиссия приняла решение отозвать 13,5 тыс. квот на рабочую силу у самых злостных нарушителей. Использовавшим еще 22 тыс. квот работодателям, у которых также были зафиксированы нарушения, но уже не столь грубые, дали месяц на исправление.


Доноров поощрят материально

«МТ» уже писали о том, что Закон 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов», вступивший в силу с 20 января текущего года, создал немало проблем. Прежде всего, он устанавливает ограничения на возмездное донорство и пропагандирует бесплатную сдачу крови.

«Закон этот по духу своему абсолютно правильный и своевременный, потому что в странах Европы, в Соединенных Штатах проводится серьезная кампания по безвозмездной сдаче крови, и она достигает определенных целей, но ни в одной из этих стран не запрещено и платное донорство, особенно в условиях чрезвычайных ситуаций», – отметил Леонид Печатников.

Непродуманные положения нового нормативного документа не замедлили сказаться на системе сбора донорской крови в столице. За счет платного донорства медицинские учреждения Москвы получали половину массы цельной крови, более 80% плазмы крови и почти 100% тромбоцитарной массы, используемой для лечения опухолевых заболеваний системы крови.

После вступления в силу федерального закона 40% доноров с проверенной кровью, которые сдавали ее на протяжении нескольких лет, не пришли на станции переливания.

Чтобы увеличить приток добровольных доноров, городские власти отдают должное пропаганде бесплатного донорства: к примеру, столичным лечебно-профилактическим учреждениям рекомендовано не реже одного раза в полгода проводить День донора. Однако не всегда эти меры оказываются эффективными. «Я сам готов ездить по улицам и в мегафон призывать всех сдавать кровь, но я не уверен, что те же студенты, которые раньше сдавали кровь, чтобы пополнить свой бюджет, сразу прибегут к нам», – посетовал Леонид Печатников.

К счастью, и при новом законе у субъектов РФ осталось право оказывать донорам поддержку, в том числе и в денежном эквиваленте.

«Резкий переход от одной системы к другой создаст определенные проблемы, – признал Мэр Москвы Сергей Собянин. – Поэтому я дал поручение подготовить соответствующее постановление Правительства Москвы о моральном и материальном поощрении донорства в Москве». В постановлении механизмы поощрения донорства названы мерами социальной поддержки, выраженными в денежном эквиваленте. Так что речь о непосредственном возвращении к системе платного донорства не идет.

Выплаты будут производиться из бюджета города. За однократную сдачу крови донорам в качестве материального поощрения будет выплачиваться 3,4 тыс. руб., за донацию плазмы – 3 тыс. руб., тромбоцитов – 4,8 тыс. руб., эритроцитов методом автоматического забора – 5 тыс. руб. Для постоянных доноров, неоднократно в течение года сдающих кровь, вводится повышающий коэффициент. За четыре донации крови в год – 20 тыс. руб., за 15 донаций плазмы – 52 тыс., за 10 донаций тромбоцитов – 52 тыс., за две донации эритроцитов методом автоматического забора – 16 тыс. руб. Кроме того, сохраняется звание «Почетный донор Москвы» и положенные его обладателям право на бесплатный проезд в общественном городском транспорте и 50-процентная скидка на услуги ЖКХ.


Мнение специалиста

Мы попросили высказать свое мнение о новом федеральном законе, платном донорстве и тех мерах, которые принимает Правительство Москвы, чтобы город не остался без доноров, руководителей двух разных столичных клиник: первопроходцев в области частной медицины в нашей стране – «Центра эндохирургии и литотрипсии (ЦЭЛТ)» и старейшего медучреждения федерального подчинения – «Гематологический научный центр Минздрава РФ».

Автандил Бабунашвили, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения сердечно-сосудистой хирургии «ЦЭЛТ»:

– Перед нами постоянно стоит вопрос нехватки крови, особенно если речь идет о крови редкой группы. При этом стоит отметить, что никакого запаса у нас нет – получаем по мере необходимости.

Часто бывает так: если срочно нужна кровь определенной группы, но ее нет в наличии, мы используем кровь своих сотрудников, в том числе и я сдаю свою. У нас в клинике периодически проводится день донора, где врачи сдают кровь для своих же пациентов. Это происходит на безвозмездной основе, потому что мы считаем: донорство – это одно из важнейших составляющих лечебного процесса. Разумеется, каждый ответственный врач должен быть заинтересован в благополучном исходе лечения больного и, соответственно, заинтересован в оптимизации самого донорства.

В этом году не было серьезных перебоев с донорской кровью.

Если кровь нужна срочно, то мы обращаемся на станцию переливания крови, расположенную неподалеку, и все вопросы решаем оперативно.

Я считаю, что донорство должно быть бесплатным. Каждый должен знать, что его близкие могут попасть в ситуацию, когда будет нужна донорская кровь. Если он сегодня сдает кровь за плату, то через некоторое время ему самому, возможно, придется ее покупать. Обеспечение донорской кровью – это не проблема конкретного человека, попавшего в беду, это проблема общества, которое стало очень меркантильным. Но считаю это временным явлением. Как только страна окрепнет и люди начнут жить богаче, отношение к донорству изменится. Еще раз повторю: каждый из нас может попасть в ситуацию, когда нужна будет кровь донора. Пусть человек подумает, сможет ли он в случае необходимости заплатить за кровь. Поэтому я считаю, что донорство должно быть бесплатным.

Валерий Савченко, доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН, главный гематолог-трансфузиолог Минздрава РФ, генеральный директор ФГБУ «Гематологический научный центр»:

– Реакция после выхода закона о донорстве несколько настораживает, но во многом она ожидаема. Концептуально это прогрессивный закон. В нем заложена главная целевая функция, которая меньше всего обсуждается в печати, – безопасность крови и ее компонентов в отношении ряда вирусных инфекций, представляющих достаточно большую угрозу для пациента, которому переливаются те или иные компоненты крови. Повсеместно обсуждается не безопасность, а деньги. Вопрос финансового регулирования – это уже второй вопрос, чисто технический.

Да, затраты на приготовление компонента крови должны компенсироваться, поскольку процедура дорогостоящая, например, извлечение тромбоцитов. Очень дороги расходные материалы, аппараты, система тестирования… Но не это главное!

С учетом международного и российского опыта это, несомненно, прогрессивный закон. Но те, кто его разрабатывал, прекрасно понимали, что действовать в части, касающейся безвозмездности донорства, это закон начнет не сразу. Именно этим и объясняется постановление Правительства Москвы от 11 февраля 2013 года по развитию и пропаганде донорства крови и обеспечению социальной поддержки доноров. Организациям дали возможность разогнаться, дали переходный период. Цель – в безвозмездности. Процедура передачи костного мозга, стволовых клеток, крови и ее компонентов, переливаемой у людей, не инактивированных в отношении вирусов, должна быть исключительно безвозмездной – именно в целях безопасности.

Вообще, альтруистическая концепция донорства не такая простая во многом из-за опыта 90-х годов прошлого века, когда донорство стало возмездным в значительном проценте случаев, в отличие от советского времени. Не последнюю роль сыграло и то, что изменились способы переработки крови, гораздо меньше стали использовать цельную кровь, стали получать ее компоненты, а это означает, что появилась трансфузиология, при которой используются те или иные компоненты крови со специальным назначением. Самое неблагоприятное, что вознаграждение было денежным, причем непосредственно в день кроводачи. Донор получал наличность за сам факт сдачи компонента крови. Так продолжалось 20 лет. Но движение в этом направлении заведет наше общество в тупик. Кровь никогда не используется для переливания впрямую. Это запрещено везде. В мире есть платное донорство для приготовления препаратов крови, но сразу ее никто не переливает. Как ни проверяй кровь на вирусы, даже самыми высокочувствительными современными методами, вероятность инфицированности донора существует. Поэтому, для того чтобы больной получил свежую кровь, специалисты должны получить ее не от одноразового донора, а как минимум от двухразового (то есть человек должен прийти на пункт сдачи как минимум два раза, чтобы специалисты могли убедиться в отсутствии у него вирусов через определенное время). В случае повторного обращения донора он перепроверяется, и мы знаем, что этот компонент был отрицательным на момент сдачи. Если через 2–3–4 месяца он повторно сдаст компонент крови и в ней не будет признаков вирусов, то компонент является безопасным.

Проверяют донора, а не кровь. Мы должны убедиться в том, что он повторно не инфицирован.

Но таких доноров немного. Раньше у нас в стране донорство было признаком престижа и здоровья, но и тогда были кадровые доноры, которые приходили и сдавали кровь регулярно. Безусловно, хорошо, когда человек приходит, исходя из соображений человечности, гражданского долга и других гуманистических воззрений, и понимает, что есть больные лейкемией или после трансплантации костного мозга, остро нуждающиеся в его помощи. Да, это дорогостоящее лечение, тяжелая работа врачей и медсестер, физические и моральные страдания пациентов…

Но они излечимы с вероятностью 30–90%!

Наша область – медицина критических решений, мы не имеем права потерять пациента. Если не будет хватать лейкоцитов, перекроем их отсутствие антибиотиками всех видов, противогрибковыми препаратами и дадим ему 2–3 недели жить без них. Мы должны быть уверены в том, что каждые 3–4 дня или каждый день будем переливать по тромбоконцентрату и протезировать функцию отсутствия тромбоцитов. Иначе пациент может погибнуть. Представьте, если мы, потратив колоссальные бюджетные деньги, инфицируем человека…

Поэтому необходимо обращение к здоровой части населения, которая самодостаточна и понимает, что донорская кровь – не предмет торговли, что есть люди, которые без помощи других обойтись не могут. Шаг за шагом нужно консолидировать общество. Если мы будем без конца увеличивать непосредственное вознаграждение, мы рискуем увеличить риски передачи вирусных инфекций.

Вообще, в мире отсутствует возмездное донорство применительно к тем компонентам, которые используются у людей.

Во многих странах существует строжайший запрет на переливание компонентов крови от донора, который получил за это вознаграждение. А в Германии даже подозрение в извлечении выгоды в случае если доктор опрашивает потенциального донора является поводом для отвода донора. Кровь не должна являться предметом обмена, а тем более торга, то есть предметом, через который извлекается выгода.

Не случайно в англоязычной литературе станции переливания крови называются банками крови – там заложен смысл: аккумуляция средств, чтобы инвестировать в будущее. Это целевая функция банка – формирование будущего. И в нашей стране нужен банк крови, где всегда найдется необходимый компонент крови именно для тебя или твоих родственников.

Текст: Дмитрий Ильин



Назад в раздел
КростМИЦМосинжпроектЭнергокомплекс
ШвабеАКСИТЕХСтроительная