НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Жизнь взаймы. Дорогостоящие торги как иллюзия экономического благополучия


Иногда на официальном сайте госзакупок появляются извещения о таких торгах, что даже при беглом знакомстве с ними в душу закрадывается острое удивление. Например, не так давно прошли шесть открытых аукционов, на которых разыгрывалось право предоставить Бурятии в рассрочку крупную денежную сумму. Она необходима для погашения задолженности по предыдущим кредитам, взятым в конце прошлого года.


Аукционы группируются в серии

Республика в минувшем году проводила подобные торги очень часто. Она, как и многие другие регионы, все глубже и глубже увязает в долгах, отдать которые едва ли когда-нибудь сможет…

Торги были объявлены Министерством финансов Бурятии 31 декабря минувшего года практически одновременно – около часа дня. Общая стоимость шести контрактов превышала 200 млн руб., что составляло 22% от общей суммы кредитов, которая равнялась 900 млн. Однако в отдельных случаях соотношение было еще более убийственным.

На первом (по времени появления извещения на сайте госзакупок) аукционе, № 0102200001613003950, разыгрывалось право предоставить региону ссуду в размере 200 млн руб. При этом начальная цена контракта равнялась 51,7 млн.

В предпоследнем извещении о торгах из этой серии, № 0102200001613003955, размер кредита был несколько меньшим – 160 млн руб., в то время как максимальная стоимость договора составляла почти 41,4 млн отечественных дензнаков.

Получается, что победивший на аукционе банк мог получить вознаграждение, равное четверти предоставляемой им суммы. А ведь помимо этого республике предстояло выплачивать проценты!

Заимствования делались, для того чтобы закрыть кассовые разрывы и погашать кредиты, взятые раньше. Причем с каждым разом отдавать приходится все больше.

Примечателен также раздел аукционной документации, где говорится о правах и обязанностях, которые для банка укладываются всего в два пункта. Он, во-первых, должен не позже одного рабочего дня с момента поступления заявления открыть кредитную линию и перечислить деньги на счет заемщика, а во-вторых, обязан сохранять коммерческую тайну относительно расчетных и кредитных операций государственного заказчика. Обязанности же заемщика расписаны в 10 пунктах. Он должен в течение пяти рабочих дней после заключения контракта и выдачи каждого транша по кредитной линии представлять банку выписку из Государственной долговой книги Бурятии, где подтверждалось бы включение обязательства по контракту в состав республиканского долга, раз в три месяца представлять в полном объеме квартальную отчетность по формам, установленным Министерством финансов России, а также расшифровку по всем имеющимся государственным долговым обязательствам: информацию по привлеченным кредитам, перечень выданных государственных гарантий, обязательства по соглашениям и договорам, заключенным от имени региона, сведения о задолженности по государственным ценным бумагам…

Кроме того, Минфин Бурятии обязался представить банку закон о бюджете на очередной финансовый год не позже 20 календарных дней с момента принятия и информировать о внесенных туда изменениях и дополнениях, уведомлять кредитора об изменении почтового адреса и банковских реквизитов (в случае если таковое произойдет), а также соблюдать ограничительные бюджетные показатели, установленные на 2014–2017 годы.

Ну и, разумеется, заемщик должен полностью погасить кредит в установленные контрактом сроки и своевременно выплатить начисленные проценты.

Составители аукционной документации предоставили банку право в любой удобной для него форме осуществлять проверки достоверности представляемых бурятским Минфином отчетных и плановых показателей его хозяйственно-финансовой деятельности.

Что же касается заемщика, то ему было дано право лишь погашать задолженность по частям любыми суммами, но с предварительным письменным уведомлением банка за два рабочих дня.

Если бы права и обязанности сторон так расписал банк, то ничего удивительного в этом не было бы. Но в том-то и дело, что аукционную документацию готовили специалисты из республиканского Минфина.

Видимо, Бурятии очень потребовались деньги – затем, чтобы заплатить по долгам, сделанным в ноябре минувшего года.

Экономисты называют это револьверными кредитами. Образное название!

Кредитная пирамида

Предыдущая серия торгов была объявлена 11 ноября. Суммы, которые предполагалось взять в долг, были скромнее.

На каждом из восьми объявленных аукционов разыгрывалось право дать республике кредит на 80 млн руб. Значит, в общей сложности требовалось 640 млн.

Однако условия получения денег были не в пример более кабальными. Началь--ная цена контракта во всех восьми случаях равнялась 48,7 млн руб., что составляло более половины суммы кредита! Если бы такие условия прописал в договоре банк, можно было бы говорить о грабеже республики среди бела дня. Однако содержались они в аукционной документации, составленной специалистами Минфина, который, по идее, должен защищать интересы бюджета, а не кредитора.

Примечательно также, что все восемь аукционов (как и шесть упомянутых выше) выиграла одна и та же кредитно-финансовая организация – Бурятское отделение Сбербанка России № 8601. Более того, во всех восьми случаях она не снизила максимальную цену контракта ни на копейку, но, тем не менее, стала победителем, поскольку оказалась единственным участником торгов!

Еще 16 аукционов были объявлены вечером 8 и днем 9 ноября прошлого года. Условия были аналогичными – в каждом случае требовался 80-миллионный кредит, в то время как максимальная цена контракта составляла 48,7 млн руб. Победителем неизменно выходил все тот же филиал Сбербанка № 8601.

За два дня до этого были опубликованы извещения об еще 10 торгах. В этой серии Минфин Бурятии был не таким щедрым: при 100-миллионных кредитах стоимость договоров равнялась 16,8 млн руб.

Были также майская и июльская партии, однако самой «урожайной» (с точки зрения Сбербанка) оказалась октябрьская. В этом месяце были объявлены всего пять аукционов. Зато общий размер требуемых кредитов достиг 2,244 млрд руб., а начальная цена контрактов в совокупности составляла 42,5% от этой суммы и равнялась 954 млн руб.!

Всего в 2013 году республика провела 35 аукционов. Максимальная цена договоров в общей сложности составляла 2,95 млрд, а привлеченных денег – 12 млрд руб.

Итак, почти 3 млрд бюджетных рублей Бурятия была готова отдать банку только за то, чтобы тот не отказывал ей в выдаче кредитов, необходимых для выплаты задолженности по предыдущим ссудам.

Больше всего эта система напоминает финансовую пирамиду, не так ли?

Кризис государственного стимулирования

В 2012 году, судя по информации с официального сайта госзакупок, Бурятия вообще не проводила подобных торгов, а в 2011 году объявила всего пять, довольно скромных по своим размерам. Что же случилось в году минувшем, что за экономическая болезнь поразила республику?

Много лет Бурятия производила очень мало общественно полезного продукта, но жила, по общемировым меркам, весьма и весьма неплохо. Средняя зарплата в конце 2013 года там превысила 19 тыс. руб., или 550 дол.

Это, конечно, мало по западноевропейским или московским меркам, но соответствует показателям доброй половины российских регионов. Более того, эти цифры значительно выше, чем в большинстве стран мира. Ведь на нашей планете существуют не только Швейцария, Германия и США, но и Египет, Афганистан, Пакистан, Колумбия… Причем во втором списке государств больше, чем в первом, а развиты они уж точно не менее, чем Бурятия. Просто нефтяной рентой с ними никто не делится.

Региональная власть всячески пытается создать впечатление, что это заслуженный уровень жизни. Судя по заголовкам в государственных бурятских СМИ (включая интернет-издания), республику не затронул экономический кризис, ее экономика растет быстрее российской, а ситуация на рынке труда остается стабильной…

Министр экономики Бурятии Татьяна Думнова говорит о положительной динамике

основных макроэкономических показателей, которая сохранится и в 2014 году. При--рост промышленного производства обеспечивается увеличением объемов авиационной, пищевой и деревообрабатывающей промышленности, предприятий стройиндустрии. Реализуются инвестиционные проекты. Растут реальные денежные доходы населения и потребительский спрос. В общем, рай на земле, да и только…

Однако специализированные издания, предназначенные для экономистов, показывают совсем другую картину.

Экономика Бурятии является безнадежно дотационной, находясь на одном уровне с Чечней, Дагестаном, Камчаткой… Именно поток дотаций, идущий из федерального центра, до последнего времени и создавал иллюзию некоторого благополучия. Однако сейчас этих средств уже не хватает, вот и приходится брать кредиты один за другим.

Экономика росла на дрожжах государственных инвестиций: 19% республиканского бюджета шло на финансирование экономических проектов (для сравнения: на ЖКХ расходовалось всего 11%, а на социальную политику – 13%). Дадут ли они отдачу, большой вопрос.

Олигарх Михаил Прохоров, например, считает, что Бурятия не способна эффективно развиваться и обеспечить достойную жизнь своим гражданам. Выступая 23 мая в Улан-Удэ на пресс-конференции, он даже сказал, что республику пора ликвидировать. И хотя эти слова вызвали большое возмущение в бурятских СМИ, определенная правда в них была.

Во всяком случае, Прохоров и местные экономисты обнародовали очень похожие прогнозы развития республики. Например, заведующий кафедрой «Экономика, организация и управление производством» Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления Виктор Беломестнов утверждает:

– Дефицит бюджета составит 3 млрд руб., около 7%. Основным источником его финансирования станут государственные заимствования. Сам по себе дефицит не таит больших угроз, однако система заимствований построена на надежде получать большие будущие доходы, которые пойдут на погашение долга. Если такой надежды нет, то дефицит может привести к нарастанию долга региона и утрате экономической самостоятельности.

Рост средней зарплаты тоже был достигнут не за счет промышленного или сельскохозяйственного подъема. Просто в республике, как и везде в России, росла численность региональных и муниципальных госслужащих, поднималось денежное содержание работников силовых структур. У всех этих людей заработки намного выше среднего уровня.

Работникам сфер образования, здравоохранения и культуры тоже немного подняли зарплату, что не могло не сказаться на среднем по республике уровне.

Ну а из каких источников в дотационной республике выплачивается содержание госслужащим и бюджетникам? Опять же за счет привлечения федеральных средств и кредитов, которые Бурятия берет у Сбербанка.

А ведь Бурятий у нас – пол'России…

В общем, какую сферу ни посмотри, вывод напрашивается один: мы имеем дело с кризисом государственного стимулирования экономики в отсталом дотационном регионе.

Показатели развития «ронять» нельзя, в противном случае центр урежет дотации. Вот и приходится изворачиваться, брать на варварски кабальных условиях кредиты, для того чтобы создать иллюзию благополучия, и оттягивать страшный час Ч, когда делать это будет уже невозможно.

Веревочка, однако, рано или поздно оборвется. Что тогда будут делать власти республики, равно как и многих подобных ей регионов (а их пол-России!), трудно даже предположить. Наверное, как-то попытаются оправдаться и перед своим населением, и перед федеральным центром? Поживем – увидим. Ждать осталось недолго…

Текст: Андрей Хворостов



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 6/2020

Читать свежий номер

ОЭКГеопроектизысканияМОЭКГлавУПДК
СтройИнвест-3ПНСФонд