ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Гиперболоид инженера Шухова. Реконструкция башни на Шаболовке скоро начнется. Насколько качественно она будет проведена?


Начнется ли нынешней весной реконструкция воплощенного шедевра русской инженерной мысли – телевизионной башни на Шаболовке? Ответить на этот вопрос пока сложно. Контракт на разработку проектной документации был заключен в сентябре прошлого года, однако в январе нынешнего соглашение пришлось изменить, сдвинув на четыре месяца сроки исполнения работ. Ничего необъяснимого здесь нет: перед исполнителем, ООО «Качество и надежность», была поставлена неординарная задача. Речь идет в первую очередь о восстановлении утраченных чертежей гениального проекта, созданного 90 лет назад Владимиром Шуховым. При этом финансовое обеспечение госзаказа далеко не впечатляет. Стоимость контракта равна 10,5 млн рублей. А ведь на эти деньги нужно провести сложнейшие работы, которые в нашей стране никогда еще не делались!


Идеи живы, но металл стареет

К сожалению, сейчас понемногу стирается память о Владимире Григорьевиче Шухове. А ведь он мог бы затмить своей славой Эйфеля Гиперболическая радиобашня, проект которой был разработан в 1919 году, должна была возвышаться над Москвой на 350 метров и весить 2200 тонн, то есть быть втрое легче Эйфелевой башни, масса которой составляет 7300 тонн при «росте» 305 метров. К сожалению, большевистское правительство не смогло найти достаточное количество стальных профилей для воплощения шуховского замысла, и его пришлось корректировать.

Второй проект был намного скромнее. Расчетная высота башни равнялась уже 148,5 метра, однако предполагаемый вес поражал воображение. Он оказался в 9 раз меньше, чем в первоначальном проекте, и равнялся всего 240 тоннам!

Забегая вперед, замечу, что в технической документации конкурса, о котором идет речь в статье, этот параметр жестко прописан. Значит, можно надеяться на то, что современные проектировщики не смогут внести много отсебятины в изначальный проект. Легкость конструкции чудесным образом придавала башне прочность и устойчивость: благодаря ажурной сетчатой структуре она становилась легко проницаемой для ветра, а значит, испытывала слабые нагрузки даже во время ураганов, которые в то время представляли основную опасность для высотных сооружений.

Относительная гибкость достигалась тем, что все элементы планировалось соединять заклепками. От использования жестких соединений с помощью сварки и болтов Шухов намеренно отказался.

Башню предполагалось построить из шести сетчатых двадцатипятиметровых секций, состоящих из двух колец и распорок в виде прямых балок. Внешние их контуры образовывали гиперболоид вращения. Строительство велось три неполных года. Сначала на бетонном фундаменте был установлен нижний сектор. Остальные собирались уже внутри него и затем поднимались при помощи блоков и лебедок.

Работать башня на Шаболовке начала 19 марта 1922 года. Хотя она была и маловата, для того чтобы затмить славу творения Эйфеля, уникальное сооружение удивляло как советских людей, так и гостей российской столицы, включая иностранцев. Примечательно, что именно под влиянием шуховского проекта у Алексея Толстого зародилась идея романа «Гиперболоид инженера Гарина». Башня на Шаболовке создавалась для радиовещания, однако она больше ассоциируется с отечественным телевидением, ведь именно с ее помощью транслировались первые передачи Московского телецентра, который приступил к работе весной 1939 года. По иронии судьбы именно в это время шуховская конструкция подверглась серьезному испытанию на прочность: в трос, протянутый от ее вершины к земле, врезался одномоторный самолет.

Машина развалилась на части, летчики погибли, но башня, несмотря на ее легкость и ажурность, устояла. Ей не потребовался даже минимальный ремонт!

Идея Шухова построить высотное сооружение в виде гиперболоида оказалась чрезвычайно плодотворной. Ее использовали множество великих архитекторов, включая Антонио Гауди, Ле Корбюзье, Оскара Нимейера, Фрая Отто, Нормана Фостера, Френка Гери, Сантьяго Калатраву…

Самый впечатляющий проект, построенный под влиянием шуховских идей, воплощен в китайском городе Гуанчжоу. Высота воздвигнутой там в 2009 году сетчатой гиперболической башни равна 450 метрам, а вместе со шпилем – 610 метрам!

Этот случай показал, что огромный потенциал, заложенный век назад русским архитектором в его гениальные проекты, полностью не раскрыт до сих пор. «Достижения Шухова можно сравнить лишь с достижениями Густава Эйфеля, Роберта Меларта или Евгения Фрейсине», – считает, к примеру, Райнер Грефе, директор австрийского Института строительной истории и охраны памятников архитектуры.

Вплоть до нынешнего времени на европейских архитектурных выставках часто экспонируются макеты Шуховской башни как инженерный шедевр, над которым не властно время. Но, к сожалению, над сталью, из которой изготовлены детали конструкции, оно имеет большую власть: металл ржавеет и изнашивается.


Гиперболические братья и сестры

По чертежам Владимира Григорьевича Шухова было построено более 200 стальных башен, но до настоящего времени дожило лишь 16. Из них половина расположена на территории Российской Федерации, а остальные – в бывших союзных республиках.

Помимо башни на Шаболовке в мире широко известны еще четыре шуховских сооружения: Аджигольский маяк в устье Днепра под Херсоном, две опоры перехода через Оку линий электропередачи под Нижним Новгородом и первая гиперболоидная башня, построенная для Всероссийской выставки 1896 года. Она была установлена лично Шуховым недалеко от Куликова поля в Полибино Липецкой области.

Однако даже эти сооружения, несмотря на их всемирную известность, не все сохранились до наших дней. Одна из двух башен опор на Оке, хотя и охранялась государством, была разрушена в мае 2005 года и отправлена на металлолом, – денег на ее реставрацию не нашлось. Башня в Москве тоже не защищалась должным образом от коррозии и никогда не реставрировалась. Ее лишь латали, причем так бездарно, что зарубежные эксперты в один голос говорят о варварстве, которое проявляется нынешней Россией по отношению к уникальной конструкции.

Детали башни не случайно были соединены заклепками. Это придавало элементам сооружения некоторую степень подвижности и позволяло ему выдерживать большие внешние нагрузки от ураганов или удара задевшего трос самолета.

Увы, при попытках укрепить башню этот принцип был нарушен: к ней болтами были прикручены сварные конструкции, не предусмотренные проектом Шухова. Подвижное основание забетонировали. В итоге сооружение стало уязвимым. Сейчас точно неизвестно даже, насколько оно ослабло. В документации конкурса содержится отчет о результатах обследований состояния башни Шухова, выполненных с 1947 по 2008 год. Там говорится, что за все это время было обследовано не более четверти элементов и узлов башни, причем лишь самых доступных.

Кроме того, в отчете констатируется, что в дополнительных элементах конструкции, которые устанавливались на башню начиная с 1947 года, обнаружено большое количество дефектов: появились трещины в сварных швах и прогибы основных несущих элементов. О том, что шедевр мировой архитектуры находится в большой опасности, говорится уже давно. Прежний Мэр Москвы Юрий Лужков четыре года назад назвал башню Шухова «объект бедствия», а ее состояние – «позор Москвы». По его словам, она не способна выдержать даже вес осветительной аппаратуры. Главный архитектор столицы Александр Кузьмин также утверждал, что башня входит в список 80 архитектурных объектов Москвы, находящихся в наиболее ужасающем состоянии.

Сейчас ее состояние свидетельствует всему миру о варварском отношении России к архитектурным шедеврам мирового уровня. Зачем нам нужна такая слава? Ведь даже в значительно более бедной Украине дела обстоят иначе: на Аджигольском маяке под Херсоном, построенном по проекту Шухова в 1910 году, регулярно обновляется антикоррозийная защита! На государственном уровне решение о реставрации башни на Шаболовке было принято лишь совсем недавно. Весной 2009 года премьер-министр Владимир Путин сказал, что поддерживает инициативу главы Министерства связи и массовых коммуникаций Игоря Щеголева о начале реставрационных работ телебашни на Шаболовке. Затем, через полтора года, председатель кабинета министров подписал постановление № 1165 о необходимости выделить из федерального бюджета 135 млн рублей на ее реконструкцию.

Организовать торги на право подготовить проектную и рабочую документацию, необходимую для возрождения башни, было поручено ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть». В ушедшем году она получила бюджетные инвестиции.


Так реконструкция или реставрация?

Вокруг слов «реконструкция» и «реставрация» сейчас звучит много спекуляций. Защитники архитектурного наследия часто говорят, что Шуховская башня – признанный архитектурный памятник и потому подобные объекты могут только реставрироваться.

Однако это все, как говорится, слова. Задумаемся, возможна ли вообще при нынешнем состоянии башни ее реставрация в точном смысле этого термина?

Часть деталей износилась и проржавела, башня укреплена сварными новодельными конструкциями, которые не выдерживают силу ветра и трескаются. Впрочем, это еще полбеды. Гораздо страшнее, что «упрочнен» фундамент башни: нижний его сектор забетонирован и лишен подвижности. Значит, чтобы вернуть башню в первоначальное состояние, придется разрушать и делать заново ее основание. А это уже никак не реставрация, это полная перестройка сооружения.

В документах тендера говорится, что техническая документация башни, включая чертежи, отсутствует. Значит, их тоже придется воссоздать. Но можно ли будет называть то, что появится на свет после этих работ, Шуховской башней? Или же в Москве появится очередной муляж, лишь отдаленно напоминающий прежний архитектурный памятник? Едва ли в данном случае имеет смысл цепляться за железяки, пытаться во что бы ни стало сохранить старые элементы конструкции. Гораздо важнее, будет ли точно воссоздан шуховский проект, воспроизведены использованные им технологии.

Уже упомянутый мною австрийский профессор Райнер Грефе говорит, что главное сейчас – не допустить искажения шедевра – проекта Шухова. Вопрос в первую очередь стоит о том, насколько точно он будет воссоздан. И здесь, конечно, есть основание для беспокойства.

У госзаказчика всегда есть искушение сэкономить, поэтому существует вероятность, что башня на Шаболовке может разделить судьбу крытой платформы Киевского вокзала, тоже построенной по шуховским чертежам. Этот дебаркадер во время ремонта 1997–1999 годов отреставрировали так, что очень многие собранные на заклепках конструкции были заменены более дешевыми сварными. Лишь четыре арки со стороны основного здания вокзала остались клепаными.

Раз существует такой прецедент, есть некоторые основания опасаться за судьбу башни на Шаболовке. Правда, обнадеживает то, что сейчас на дворе не конец девяностых и денег в государственной казне ощутимо больше. Кроме того, надежду вселяет та тщательность, с которой было подготовлено техническое задание.

Требования к исполнителю прописаны очень подробно. Ему придется для начала провести лазерное сканирование и обмер башни для восстановления чертежей, а затем детально обследовать ВСЕ (слово выделено разработчиками техзадания. – Примеч. ред.) конструктивные элементы башни, провести расчет их несущей способности. После этого предстоит выбрать вариант проекта реконструкции, разработать СТУ и сам проект. Работа эта очень большая, поэтому не будем удивляться, что пришлось переносить срок ее исполнения, о чем было сказано в начале статьи. В конце концов, сроки здесь не имеют большого значения. Главное – сохранить уникальный памятник.

Текст: Андрей Хворостов



Назад в раздел
КапиталЭнергокомплексКростГлавУПДК
ШвабеСтроительная