ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Что могут профессионалы. В 2013 году размер экономии от стартовой цены по медицинской технике составил в среднем 18%, а при закупке лекарств – 12%


В канун Нового года Мэр Москвы подписал распоряжение, согласно которому на пост заместителя руководителя Департамента здравоохранения назначена Юлия Антипова. До этого на протяжении многих лет Юлия Олеговна возглавляла управление организации размещения государственного заказа Департамента здравоохранения, и в своей новой должности она продолжит курировать закупки, осуществляемые ведомством. Стоит отметить, что в сфере размещения городского заказа Департамент здравоохранения признан одним из лучших в столице по рейтингу эффективности и прозрачности размещения государственного заказа – 3-е место по итогам 2013 года. Указанный рейтинг ведет Департамент города Москвы по конкурентной политике. О том, как добиться успехов в организации госзакупок, Юлия Антипова рассказала в интервью «МТ».


– Юлия Олеговна, как случилось, что организация госзакупок для городской медицины стала вашей профессией? На первый взгляд, занятие это не женское, доскональное составление конкурсной документации и госконтрактов трудно назвать занятием увлекательным... Какими навыками и образованием необходимо обладать, чтобы стать профессионалом на этом поприще?

– Позвольте с вами не согласиться: профессионал в любом деле найдет для себя много интересного, и госзакупки здесь не исключение. В Департаменте здравоохранения я работаю с 2002 года и начинала с должности главного специалиста отдела материально-технического обеспечения, занималась поставками медицинского оборудования. С 1 января 2006 года, когда вступил в силу Закон № 94-ФЗ «О размещении заказа для государственных и муниципальных нужд», перешла на должность завсектором по проведению конкурсов и аукционов. Затем работала начальником отдела торгов, а до конца прошлого года – руководителем управления организации размещения государственного заказа департамента.

У меня два высших образования – я окончила Российский государственный технологический университет имени К.Э. Циолковского (МАТИ) и Всероссийский заочный финансово-экономический институт. А сейчас учусь в магистратуре МГУУ, где кафедру управления государственными и муниципальными заказами возглавляет руководитель Департамента по конкурентной политике Москвы Геннадий Дёгтев.

– Какие закупки Департамент здравоохранения осуществляет через управление организации размещения государственного заказа?

– Практически по всем позициям госзакупок, кроме строительства, текущего и капитального ремонта и благоустройства территорий медучреждений. Через управление идет закупка медтехники, расходных материалов, продуктов питания, технического обслуживания оборудования, услуг охраны и противопожарной безопасности и многого другого. Даже если мы не выступаем непосредственно заказчиком, то осуществляем методологическую поддержку, готовим типовые технические задания, типовые контракты и т.п.

– В 2011–2012 годах в рамках масштабной программы модернизации московского здравоохранения, профинансированной на паритетных началах городом и федеральным центром, было приобретено большое количество самой современной и дорогостоящей медицинской техники. Будет ли город в нынешнем году еще приобретать подобное оборудование или ограничится тем, что было приобретено за эти два года?

– Для начала я хотела бы уточнить, что 2012 годом выполнение этой программы не закончилось. В ходе массовых закупок медтехники в 2011–2012 годах нам удалось сэкономить значительные средства. Финансирование перешло на 2013 год, и на протяжении минувшего года еще производились закупки оборудования по этой программе. Закупки сложного медицинского оборудования продолжатся и в 2014–2015 годах, хотя бы потому, что медоборудование постоянно совершенствуется. Когда несколько лет назад были закуплены компьютерные томографы на 16 срезов, они казались высшим достижением техники. Сейчас мы закупили аппараты компьютерной томографии уже на 64 и 128 срезов.

Но конечно же масштаб закупок снизится, определенное насыщение уже произошло. В рамках программы модернизации здравоохранения было закуплено более 60 тыс. единиц сложной медицинской техники на сумму 44 млрд руб. В 2014 году медтехники планируется приобрести на сумму 4 млрд.

Другим особо значимым приобретением в рамках программы модернизации московского здравоохранения стали хирургические роботы Da Vinci. При операциях врач управляет такого вида роботом с помощью пульта и может получить 3D-изображение оперируемого участка, а также увеличить его.

– В позапрошлом году на всю страну прогремел опыт успешных закупок магнитно-резонансных томографов, город купил их с трехкратным снижением стартовой цены, причем приобрел новейшие образцы известной торговой марки. Был ли какой-то секрет, какие-то особые методологические разработки, которые позволили сделать эти закупки столь эффективными?

– Никаких особых секретов тут нет, мы лишь досконально следовали действующему законодательству, регламентирующему проведение торгов: «Закону о госзакупках» и «Закону о защите конкуренции». Технические задания формировались так, чтобы их условиям соответствовали три-четыре марки оборудования.

Правда, иногда приходится вынужденно ограничивать техзадание, так что под него попадает только одна торговая марка.

Но тут дело не в том, что кто-то хочет воспрепятствовать конкуренции, просто к этому нас вынуждают объективные обстоятельства. Вот, например, пять лет назад мы закупали лабораторию для НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. Ряд подразделений института расположен в здании, являющемся памятником истории и архитектуры, и мы были ограничены параметрами комнаты, в которой лаборатория должна быть размещена.

Еще мне хотелось бы отметить закупку передвижных медицинских комплексов для ТиНАО. По существу, это поликлиники на колесах с диагностическим оборудованием, с рентгеновскими установками. А на 2014 год намечен конкурс на закупку трех вертолетов санитарной авиации с медицинским оборудованием для службы «Скорой помощи» «новой» Москвы.

– Какой размер экономии был достигнут благодаря проведению конкурсных процедур в 2013 году?

– По медицинской технике размер экономии составил в среднем 18% от стартовой цены, а при закупке лекарств – 12%.

– Что меняется в системе закупок Департамента здравоохранения в связи со вступлением в силу Закона № 44!ФЗ «О контрактной системе»?

– К вступлению в силу Закона № 44-ФЗ столичных госзаказчиков хорошо подготовил Тендерный комитет, разработавший и претворивший в жизнь постановление Правительства Москвы № 67-ПП «О системе закупок города Москвы». В числе прочего оно предусматривало создание в городе системы планирования госзакупок. Ведь кто-то добросовестно составляет планы закупок, а кто-то нет – и до сих пор санкций за это не предусматривалось. Сейчас я терпеливо объясняю всем заказчикам, что у них есть год переходного периода, чтобы научиться составлять трехлетние планы-графики. Тут есть, кстати говоря, на кого равняться.

Для того чтобы госзаказчики научились качественно проводить закупки, в управлении, как правило, один раз в год проводятся совещания, на которые собираются представители медучреждений, самостоятельно проводящих конкурсы. Мы рассказываем им обо всех свежих приказах, нормативных документах, изменениях в законодательстве. Помимо этого, Университет управления Правительства Москвы (МГУУ) на Сретенке проводит семинары по вопросам организации торгов и соблюдения Закона о защите конкуренции для административного персонала городских лечебно-профилактических учреждений.

– Как осуществляются закупки продуктов питания для стационаров? В этом году прозвучали предложения перевести больницы на кейтеринг, то есть закупать услуги приготовления и доставки пищи у крупных, как говорили в советское время, «фабрик-кухонь». Внедряется ли подобная практика и совместима ли она с системой диетических столов для пациентов?

– В настоящий момент для организации питания пациентов столичных больниц используется как закупка продуктов для больничных пищеблоков, так и приобретение услуг приготовления и доставки в клиники горячей пищи. Если говорить о закупках продуктов питания, то по ним госзакачиками выступают либо сами медицинские учреждения, либо дирекции Департамента здравоохранения в административных округах. Управление организации размещения государственного заказа Департамента здравоохранения, которое я до недавнего времени возглавляла, готовит типовые технические задания, типовые контракты для таких закупок. Дирекции же Департамента в административных округах организуют совместные торги, закупая сразу для группы медицинских учреждений продукты питания определенного наименования.

– Сколько городских клиник сегодня закупают продукты питания и готовят сами, а сколько предпочитают приобретать услуги организации питания?

– На кейтеринг и закупку готового питания на сегодняшний день перешло около 20% больниц. Остальные предпочитают по старинке готовить в собственных столовых. Никакой кампанейщины в этом вопросе нет. Как правило, когда пищеблок закрывают на ремонт, руководство учреждения переходит на поставку готового питания, и оказывается, что это и проще и выгоднее.

При этом в техзадании прописываются обязательства готовить в соответствии с требованиями диетических столов, которые назначаются больным.

Возможность централизации закупок в системе городского здравоохранения несколько ограничена в связи с вводимым одноканальным финансированием каждого отдельного лечебно-профилактического учреждения напрямую через Фонд обязательного медицинского страхования. Каждое из медицинских учреждений является отдельным заказчиком, с каждым учреждением должен заключаться отдельный контракт. И в этой ситуации департамент выступает организатором совместных торгов.

Одноканальное финансирование вводится постепенно, но сфера его действия будет все больше увеличиваться и расширяться.

Совсем недавно на него перешли «Скорая помощь» и городские роддома.

– Как ведется претензионная работа с поставщиками, которые нарушают условия контрактов?

– Пока у нас не так много инструментов воздействия, в реестр недобросовестных поставщиков с запретом два года работать на рынке госзаказа вносят лишь те компании, с которыми контракт был расторгнут по решению суда. Но и этот громоздкий механизм отнюдь не эффективен – хозяин «однодневки», не справившейся с исполнением контракта, всегда имеет возможность зарегистрировать новую фирму. Пока в реестр не будут заносить физических лиц – учредителей компаний, ситуация вряд ли радикально изменится в лучшую сторону.

А некачественную продукцию, не соответствующую условиям конкурсной документации, мы категорически отказываемся принимать. Например, недавно, для того чтобы доказать, что поставленные для одной из больниц кровати не соответствуют требованиям конкурсной документации, пришлось каждую из них взвешивать на весах. Вес оказался параметром, который легче всего проверить.

– Закупка медицинских препаратов ведется через аукционы и по международным непатентованным наименованиям. Главным критерием при такой системе является снижение цены. Как сделать так, чтобы среди закупаемых городом препаратов были не только дешевые дженерики, но также и препараты известных торговых марок?

– С точки зрения Росздравнадзора если химическая формула этих лекарств совпадает и на этот препарат выдано регистрационное удостоверение, то и индийский дженерик и швейцарский оригинал идентичны. Но для покупки препарата по торговому наименованию остается возможность: для этого врачебная комиссия должна установить, что для данного пациента препарат, закупленный по международному непатентованному наименованию, не подходит. Другая возможность, предоставляемая законом, – закупка препарата по торговой марке для продолжения лечения. Мы применяем этот метод для закупок инсулинов и гепаринов. Для диабетика важно, если он начал лечение инсулином определенного наименования, продолжать лечение инсулином той же марки. И хотя ряд поставщиков, которые были не в состоянии поставить инсулин именно этой марки, пытались обжаловать итоги этих торгов в ФАС, антимонопольщики признали эти жалобы необоснованными. Однако с вступлением в силу Закона № 44-ФЗ порядок закупки лекарственных препаратов для конкретного пациента изменится.

– Есть ли у пациента-льготника, получающего препараты по системе дополнительного лекарственного обеспечения, возможность выбора, какой препарат из линейки с одинаковым международным непатентованным наименованием ему выпишет врач?

– В соответствии с приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20.12.2012 № 1175н «Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов» назначение и выписывание лекарственных препаратов осуществляется медицинским работником по международному непатентованному наименованию, за исключением препаратов, назначенных по решению врачебной комиссии при наличии медицинских показаний.

– Когда сегодня Департамент информационных технологий закупает для медучреждений оргтехнику, он приобретает ее по контрактам жизненного цикла, то есть помимо собственно поставки оборудования компания-поставщик берет на себя в течение оговоренного в контракте срока заботу о ее сервисном обслуживании, ремонте и обеспечении расходными материалами… Имеется ли возможность использовать подобную систему применительно к поставкам медицинского диагностического оборудования?

– Перейти на контракты жизненного цикла при закупках медтехники возможности нет. Поставщики, которые продают нам оборудование, практически не занимаются его техобслуживанием. Дело в том, что поставка медицинского оборудования – нелицензируемый вид деятельности, а его техническое обслуживание – лицензируемый, а для рентгеновского оборудования потребуется еще дополнительная лицензия на работу с источниками ионизирующего излучения. Если мы сформируем лот на контракт жизненного цикла, то будем вынуждены требовать от поставщика наличия лицензии на ремонт медтехники, а ФАС может признать это необоснованным требованием и ограничением конкуренции.

– Благодарим Вас за интересную беседу и желаем Вам успехов на новом посту заместителя руководителя Департамента здравоохранения города Москвы.

Текст: Дмитрий Ильин



Назад в раздел