НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

РСК «Возрождение»: реставратор должен испытывать уважение к памятнику. Руководитель компании Андрей Ивлев рассказывает о планах и достижениях


Каждая встреча с руководителем известного Реставрационно-строительного концерна «Возрождение» Андреем Ивлиевым превращается в увлекательную беседу, в процессе которой можно узнать множество интересных фактов, касающихся истории Москвы. Но только этим тема сегодняшнего разговора корреспондента «МТ» с Андреем Аркадьевичем не ограничилась.

– Андрей Аркадьевич, с работой над какими московскими объектами связан сегодняшний день Реставрационно-строительного концерна «Возрождение»?

– В настоящее время подходят к завершению работы по реставрации Знаменского собора на Варварке, что стало важным событием в жизни концерна. В числе наших последних объектов – особняк конца XIX века в Дегтярном переулке, построенный для табачного фабриканта Николая Гавриловича Зимина. В 2015 году это здание было передано Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК). Также мы работаем над реставрацией городской усадьбы Боткиных XVIII века в Петроверигском переулке, дом 4.

– Вы не раз рассказывали об интересных находках, которые обнаруживались при проведении работ. Часто ли бывают такие случаи?

– В последнее время интересных находок было немного. Почти два года назад в стенах храма Максима Блаженного на Варварке нами был обнаружен человеческий череп, возможно, часть мощей какого-то святого. В усадьбе Кильдюшевского, которая располагается в Архангельском переулке, дом 10, мы нашли хорошо сохранившиеся белокаменные стены на глубине 2–3 метра и уходящие вниз лестницы. В Москве, надо сказать, огромное количество красивых мест, скрывающих множество секретов. Например, Крутицкое подворье, расположенное напротив Новоспасского монастыря. По легенде, между ними существовал подземный ход. А в Новоспасском было 4 подземных хода, один из которых, длиной в четыре километра, вел в Кремль, и по нему мог проехать всадник на коне. Один из четырех ходов был найден совершенно случайно. В Новоспасском монастыре есть собор, под которым находилась медная мастерская, где мастера делали купола, реставрировали медную утварь. И по вечерам, когда стихал звук молотков, снизу слышались какие-то голоса. Однажды уборщица во время работы неожиданно провалилась в подземный ход. Как оказалось, он выходил на берег Москвы-реки, его нашли дети и играли в нем.

Я вообще считаю, что в Москве нужно как можно больше разрабатывать подземное пространство, естественно, при взаимодействии с археологами. Что это даст? Во-первых, город откроет тайны времени, отдаст людям архитектурные сокровища, исторические ценности. А во-вторых, пространство под землей можно эффективно использовать, убрав в подвальные помещения тепловые узлы, вентиляцию, одним словом, всю «инженерию». Под особняками можно организовать автостоянки, при этом не делая пандусы, а применяя вертикальные лифты для машин.

– Есть ли в Москве памятник, в реставрации которого Вам хотелось бы принять участие?

– Таких памятников очень много. Мне было бы интересно, например, заниматься реставрацией объектов на ВДНХ, еще одна моя давняя мечта – поработать в Останкино.

– Работает ли сегодня концерн «Возрождение» за пределами столицы?

– Да, но не так много. В настоящее время мы занимаемся реставрацией Мурманского морского вокзала, есть объекты в ближайшем Подмосковье. Работа на памятниках, расположенных далеко от столицы, часто сопряжена с определенными проблемами: материалы туда приходится везти из Москвы. Кроме того, там бывает сложно найти даже разнорабочих. Мы приняли решение в ближайшее время работать на объектах, находящихся в доступности от Москвы.

– Объекты, над которыми работает РСК «Возрождение», отличаются своим разнообразием. Среди них есть как древние храмы, особняки, так и памятники советской архитектуры. Что ближе лично Вам?

– С реставрацией связана вся моя жизнь. Мне больше всего нравится работать с храмами и особняками, особенно в старой Москве. Особняки очень интересны и своеобразны. Зачастую бывает, что в них одновременно обнаруживаются элементы и XV, и XVII веков. При демонтаже старой штукатурки перед глазами вдруг открываются какие-то арки, старинные двери. Очень интересно узнавать, как раньше строили, и пытаться понять, каким образом наши предки использовали эти помещения. Архитектура нашего времени коренным образом отличается от архитектуры, которая была в XVII столетии. Назначение помещений было абсолютно разное. Современный подход можно назвать более «индустриальным», а в храмах и особняках к каждой детали подход индивидуальный. Особого внимания требует буквально каждый кирпич: ведь он может работать как замковый камень и держать на себе весь свод. Работа над такими памятниками кропотливая и, повторюсь, более интересная для меня.

– Андрей Аркадьевич, Вы занимаетесь реставрацией практически всю жизнь. Существуют ли в этой сфере деятельности проблемы, которые сегодня требуют особого внимания со стороны города и государства?

– Да, к сожалению, такие проблемы есть. Очень беспокоят условия конкурсов. Реставрационный рынок сегодня открыт практически для всех, лицензию на выполнение работ получить несложно. В результате в торгах на равных условиях участвуют как компании «с именем», серьезным опытом, обширным штатом, так и фирмы-однодневки или организации, в составе которых явно недостаточно аттестованных специалистов, для того чтобы выполнить свои задачи на должном уровне. Снижение цены может достигать 30%. Очевидно, что за столь низкую стоимость невозможно выполнить реставрационные работы качественно. Бывает, что конкурс на выполнение проекта реставрации того или иного памятника выигрывают сомнительные организации, демпингующие на торгах. Их проекты проходят экспертизу, но эта служба проверяет только конструктивные решения, а не сохранение предметов охраны. В результате памятник может быть просто уничтожен. Чтобы этого не происходило, по моему мнению, нужно расширить полномочия Мосгорнаследия при согласовании проектов.

Большая проблема связана с расценками на материалы. Они не пересматривались несколько лет, хотя стоимость, например, меди за последние три года выросла в 2–3 раза. Компенсировать расходы за счет сокращения заработных плат нельзя: это может привести к тому, что из реставрации уйдут ценные специалисты, мастера высокого класса, и тогда некому будет передавать свой опыт молодым.

Чтобы лучше представить еще одну важную проблему, приведу такой пример. Реставрируется действующее здание. В ходе работ могут открыться моменты, о которых ранее известно не было. Допустим, проектировщик заложил замену на одном из этажей пяти балок, а оказалось, что нужно заменить десять. Тогда приходится останавливать работы, делать дополнения к проекту, идти в Ростехнадзор для его пересогласования. На следующем этаже здания могут обнаружиться еще «сюрпризы», и тогда опять потребуется остановка работ. Если этого не сделать, то будут применены серьезные штрафные санкции. Заранее абсолютно досконально просчитать сметную стоимость невозможно, но реставраторы должны иметь возможность свободно перераспределять финансовые ресурсы, работая на объекте. Чтобы пояснить это, приведу еще один пример. Допустим, первоначально в проекте заложено 30% вычинки, а при вскрытии выяснилось, что нужно выполнить меньше – только 10 процентов. В то же время обнаружилось, что требуется произвести полную замену лаг – больше, чем предполагалось. Разумно было бы средства, на которые предусматривалось осуществить вычинку, перенаправить на замену лаг, контрактная стоимость при этом не увеличится, но сейчас этого делать нельзя. По нашему мнению, необходимо рассмотреть регламент исполнительной документации, подготовка которой сейчас подразумевает огромный объем кропотливой работы. В настоящее время мы обязаны к каждому проекту сделать дополнительно проект с фотофиксацией всех операций, расписать каждую из них и выполнить под нее картограмму. Приходится на это тратить довольно много времени, отвлекать от своей непосредственной работы большое количество людей. На мой взгляд, для реставрационной отрасли необходимо создать отдельный орган, возможно, при Департаменте культурного наследия, который обладал бы полномочиями для регулирования всех этих вопросов. Понимаете, реставрация – это особая, узкоспециализированная сфера, отличная от строительства. Если мы хотим, чтобы наша реставрационная школа была на уровне европейских, чтобы реставрация не превращалась в «новодел», необходимо оперативно предпринимать какие-то шаги на государственном уровне.

– Как Вы считаете, какими качествами должен в первую очередь обладать реставратор?

– Одно из главных качеств реставратора – это терпение. Желающие связать свою жизнь с этой профессией должны понимать, что данная сфера требует кропотливейшей работы. Кроме терпения, нужно обладать искренним желанием восстановить этот памятник, уважением к нему и к зодчим, которые создавали его, любовью к старине.

– Что бы Вы хотели пожелать москвичам накануне дня рождения столицы?

– То, как Москва выглядит сегодня, вызывает у меня чувство гордости, и я думаю, что его разделяют очень многие. Настоящим украшением города стали благоустроенные, обновленные улицы. Москвичам открылось, какие же в центре столицы прекрасные особняки. Теперь можно прогуливаться по городу или проезжать по его улицам на машине (кстати, движение в столице тоже улучшилось) и любоваться красивыми фасадами зданий. Сегодня делается колоссальная работа для того, чтобы Москва превращалась в один из самых красивых городов мира. В этом процессе сложно переоценить роль Мэра столицы Сергея Семеновича Собянина и главы Департамента культуры города Москвы Александра Владимировича Кибовского. Я желаю руководителям города не останавливаться на достигнутом и продолжать так же успешно двигаться в этом направлении. А всем жителям столицы мне бы хотелось пожелать, чтобы они любили свой город и уважали труд людей, которые стремятся сделать его еще прекраснее. Надо, чтобы каждый человек прилагал усилия к сохранению этой красоты, и тогда Москва заиграет новыми красками.


Назад в раздел
СаториМосгазТеплоцентрстройКапитал
МОСПРОМСТРОЙЦентр