НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

«Дом-корабль» отправляется в новое плавание


Завершена реставрация прачечной дома Наркомфина на Новинском бульваре

Как сообщил руководитель Мосгорнаследия Алексей Емельянов, зданию вернули исторический облик. Несколько десятилетий легендарный дом находился в запустении, не эксплуатировался и не отапливался. В итоге корпус пришел в аварийное состояние.

Легенда конструктивизма

Специалисты воссоздали объемно-пространственную структуру здания в редакции 1932 года, авторства Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса, колористическое решение фасадов с отделкой штукатуркой, восстановили материалы и характер обработки поверхностей наружной лестницы на период 1932 года, односкатную малоуклонную фальцевую кровлю и открытую террасу в пределах колоннады.

Работы длились более года. Сначала реставраторы укрепляли несущие конструкции здания. В ходе работ демонтированы поздние пристройки, воссозданы исторические входы в здание со стороны главного фасада и со стороны открытой террасы, а также лестница, деревянные раздвижные окна, двери и пол на первом этаже, установлены металлические ручки и задвижки. В будущем здесь планируют открыть кафе и общественные пространства.

Дом Наркомфина – один из ключевых памятников жилой архитектуры конструктивизма. Его еще называют «опытный дом переходного типа». Построен в 1928–1930 годах по проекту архитекторов Моисея Гинзбурга, Игнатия Милиниса и инженера Сергея Прохорова для работников Народного комиссиариата финансов СССР (Наркомфина), находится в Москве на Новинском бульваре по адресу: д. № 25, корп. 1.

Был трижды включен в список «100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение». В 2017 году началась реставрация по проекту мастерской Алексея Гинзбурга, внука одного из архитекторов памятника.

Архитектурная утопия

Дом Наркомфина в архитектурных справочниках нередко называют «дом переходного типа». Такое название зданию дал сам автор проекта – Моисей Гинзбург. Оно означает, что здание является промежуточным между «буржуазным домом» и «социалистической коммуной», поскольку в нем не полностью уничтожалась «семейная структура».

Переходный характер дома заключался в том, что в нем еще не предполагалось «установление фиксированного рабочего дня или уничтожение традиционного семейного уклада». Но в то же время архитектурный замысел здания был рассчитан на то, чтобы стимулировать жильцов к «переходу» на более высокую форму социально-бытового уклада. Именно для этого в проекте предусматривался развитый коммунальный блок с функциями общественного питания, стирки, уборки и присмотра за детьми.

Дом Наркомфина состоит из нескольких корпусов – жилых и хозяйственных. Они задумывались как ритмически сбалансированный ансамбль разновеликих построек.

Их уравновешивал корпус прачечной, перед которым со стороны Новинского бульвара планировалась организация квадратной площадки, композиционно связывающей этот корпус с городом. Жилой дом и корпус прачечной были частично подняты на колоннах, что освобождало пространство первого этажа (высотой 2,5 м) для прохода. По замыслу архитекторов, пройдя под корпусом прачечной через «парадный двор» перед входом с Новинского бульвара, по диагональной аллее можно было попасть в общественную зону комплекса или по другой аллее через жилой корпус в уровне открытого первого этажа — в парк за домом, где была организована своеобразная видовая площадка.

Дом был возведен с применением новинок тогдашней строительной индустрии.

Использование несущего каркаса здания, который нес на себе всю нагрузку, являлось по тем временам революционным решением. Важным нововведением стало использование блоков «холодного» бетонного камня с двумя крупными отверстиями: для междуэтажных перекрытий и внутри вертикальных стен между квартирами и в ограждении лестничных клеток. Пустоты блоков использовали для прокладки канализационных, водосточных и вентиляционных каналов, размещенных внутри здания, нередко в довольно сложной конфигурации, поскольку требовалось провести все коммуникации между объемами квартир разной типологии. В составе перекрытий ряды блоков перемежали с армированным бетоном, экономя бетон и даже деревянную опалубку, поскольку в доски не требовалось забивать гвозди.

Архитектура дома Наркомфина была для конца 1920-х годов необычна и впечатляюща, особенно если учесть его старомосковское окружение. Жители ближайших районов прозвали его «дом-корабль».

Здание постиндустриальной эпохи

Однако судьба уникального дома сложилась не очень удачно. Особенно негативно на его состоянии сказалось то, что у него постоянно менялись хозяева и собственники. А как известно, у семи нянек дитя без глазу. Так, с середины 1930-х годов дом Наркомфина стоял на балансе Совета Народных Комиссаров. Затем с 1946 года его передали Совету Министров РСФСР. В 1961 году снят с баланса Совета Министров РСФСР и передан в об-щегородское подчинение (в ЖЭК).

За все годы существования дома не было выполнено ни одного капитального ремонта. В конце 1970-х власти Москвы собирались сделать капремонт, для чего выселили 30 квартир, но почему-то так и не реализовали задуманное. В итоге за всю историю жилого комплекса там ни разу не проводился капитальный ремонт.

И только в 1987 году дом Наркомфина взяли под государственную охрану как объект культурного наследия регионального значения. Однако началу реставрационных работ препятствовала имущественная проблема. Здание имело множество собственников.

Помещениями владели как юридические, так и физические лица, а также город.

Возможность комплексной реставрации дома Наркомфина появилась в 2016 году – после консолидации прав собственников в руках единого собственника ООО «Лига прав».

В 2015–2016 годах был разработан проект реставрации, основанный на комплексных научных исследованиях. В качестве главного архитектора проекта был приглашен Алексей Гинзбург – внук архитектора Моисея Гинзбурга.

По его мнению, реставрация таких зданий, как прачечная дома Наркомфина, показывает, что в России преодолен психологический барьер в отношении авангарда ХХ века, осознания его ценности.

– Понимание важности пласта этой культуры в нашей истории приходило к нам постепенно, я помню, какое было отношение к этому 30 лет назад. Что касается самой реставрации, мы столкнулись с тем, что здание было очень сильно разрушено, нам практически пришлось собирать его из кусочков. Тем не менее мы нашли несколько подлинных кусочков, которые законсервировали, их можно потрогать руками, и это очень важно, чтобы в старом доме можно было почувствовать рукой ощущение времени, – сказал Гинзбург.

По его словам, утраченные элементы архитектуры были точно воссозданы в соответствии с историческими технологиями, применялись аутентичные материалы, особенное внимание было уделено воссозданию поверхностей – наливного пола, стен, лестницы.

– Технологии, по которым строились эти дома, фактически стали базой не только современной архитектуры, но и современного строительства. Нам важно было показать инновационность того времени, когда архитекторы создавали здание не для абстрактных строителей коммунизма, а для людей современной постиндустриальной эпохи, как мы с вами, этот пласт архитектуры абсолютно актуальный, – добавил Гинзбург.

В отреставрированном здании прачечной дома Наркомфина в течение трех-четырех месяцев планируют открыть арт-кафе с предметами искусства. Сейчас идет разработка концепции. Планируем детально подойти к вопросу интерьеров, освещению.

Текст: Михаил Макаров 



Назад в раздел
МОЭСКМосводоканалМОЭКМоскапстрой
СоюзRaexpertДоркомэкспоЛокоБанк