НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Всем свое время. Что общего между вхождением России в ВТО и отменой ежегодного перевода стрелок?


В середине апреля на федеральном сайте госзакупок появилось извещение о тендере, объявленном Министерством промышленности и торговли Российской Федерации. В него входят два лота. Один касается вхождения России в ВТО, другой – отмены перехода с зимнего времени на летнее и обратно. Занятно, не правда ли? Темы настолько мало связаны между собой, что волей-неволей возникает вопрос: зачем их нужно было вводить в рамки одного открытого конкурса? Тем не менее это сделано…


И рыбку съесть, и косточкой не подавиться…

Максимальная цена контракта по первому лоту составляет 6,2 млн руб. Предметом торгов являются обязательства в сфере техрегулирования, данные Российской Федерацией во время переговоров о присоединении к ВТО, а также изучение регламентов Таможенного союза на соответствие принципам Соглашения ВТО по техническим барьерам в торговле и целесообразность применения в нашей стране некоторых руководств, выпущенных международными органами стандартизации.

Задействовать планируется 90 человек со средней зарплатой 38 тыс. руб. Проведя аналитическую работу, эти люди должны сформулировать предложения для выработки решений, приемлемых одновременно для России, ее партнеров по ВТО и стран, входящих в Таможенный союз. Предстоит также подготовить проекты поправок в нормативные акты как Российской Федерации, так и Таможенного союза.

В документации конкурса говорится, что коллективу исследователей нужно обратить пристальное внимание на коллизии, которые неизбежно проявятся при одновременном членстве России в ВТО и в Таможенном союзе.

О том, что такие трения и законодательные коллизии возникнут, сомнений ни у кого нет. Некоторые эксперты даже утверждают, что участие России в ВТО и Таможенном союзе вообще невозможно совместить и потому последний ожидает бесславный конец. Другие возражают: является же, к примеру, Германия одновременно и членом Всемирной торговой организации, и страной, доминирующей в ЕС.

Однако разница между ТС и ЕС видна невооруженным глазом. Евросоюз однороден: все страны, которые в него входят, придерживаются общих стандартов. В них действует демократическая система управления и проводится схожая экономическая политика. Кроме того, все они являются членами ВТО.

Про Таможенный союз такого сказать нельзя. Политические системы входящих в него государств разные. Отсутствуют и общие стандарты экономической политики. Например, Беларусь не присоединилась к Всемирной торговой организации и не стремится к этому. Она активно защищает свой внутренний рынок от западных и китайских конкурентов, «играя» пошлинами.

Однако после вхождения России в ВТО республика уже не может это делать с прежней эффективностью: конкурирующие товары через нашу страну хлынули в Беларусь, у которой нет уже от них таможенной защиты.

Это лишь один из примеров. Несомненно, будут возникать и более сильные трения, ведь Беларусь – далеко не самая крупная страна в ТС!

Поэтому проработать вопрос о возможных коллизиях стоило бы раньше, еще до вступления России в ВТО, чтобы быть готовым к возможным инцидентам, а по возможности и упреждать их. Но, к сожалению, конкурсы на эту тему раньше не проводились.

Во всяком случае, автор этих строк попытался найти на официальном сайте госзакупок более ранние торги, которые касались бы возможных коллизий, связанных с одновременным членством России в ВТО и ТС. Поиск положительного результата не дал.


Регионы волнуются, Центр невозмутим

Большинство тендеров, посвященных присоединению нашей страны к ВТО, в последние годы объявляли региональные структуры власти. Например, министерство инвестиций и предпринимательства Камчатского края заказывало исследование о воздействии этого события на развитие основных отраслей краевой экономики, а агентство по государственному заказу Иркутской области попыталось найти подрядчика, который выявил бы, какими угрозами для региона чревато вступление России во Всемирную торговую организацию.

Перечень заказчиков, обеспокоенных присоединением страны к ВТО, можно перечислять очень долго. Это и главное управление организации торгов Самарской области, и комитет экономического развития, промышленной политики и торговли Санкт-Петербурга, и министерство промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области, и министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, и финансово-хозяйственное управление администрации Томской области…

Основания для тревоги у региональных властей, безусловно, были. Все прекрасно понимали, насколько Россия была не готова к вступлению в ВТО. К слову, сейчас, после проведенной недавно Счетной палатой проверки, это стало неоспоримым фактом. Ведь результаты ее показали, что правительство до сих пор не озаботилось созданием юридической базы членства в ВТО. А ведь стремимся мы туда аж с начала 1990-х годов!

Сейчас опасения регионов лишь укрепились, ведь мы уже начинаем ощущать последствия вступления России во Всемирную торговую организацию. Пока оно проявляется в изменении поведения инвесторов, которые ожидают снижения в недалеком будущем протекционистских барьеров и потому стали менее охотно вкладывать деньги в реальный сектор. Это уже больно ударило по многим предприятиям и моногородам. И то ли еще будет…

На фоне тревоги региональных властей очень странно смотрелось олимпийское спокойствие федеральных структур. Объявленные ими торги, касавшиеся возможных последствий присоединения России к ВТО, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Например, 30 августа 2011 года Министерство промышленности и торговли России разместило на сайте госзакупок извещение об открытом конкурсе, победитель которого должен разработать систему мер, стимулирующих развитие отечественной авиационной промышленности с учетом вступления России во Всемирную торговую организацию. На эту работу планировалось выделить 49 млн руб., однако 13 сентября, за две недели до окончания подачи заявок, заказчик по неясным причинам отменил тендер.

Второй пример относится уже к временам, когда Россия присоединилась к ВТО.

Министерству образования и науки РФ потребовался анализ правовых последствий этого события для образовательной сферы.

Конкурс на эту тему был объявлен 31 августа 2012 года.

Итак, федеральные структуры объявляли крайне мало тендеров на тему присоединения страны к ВТО, и ни один из найденных мною не касался технического регулирования и защиты внутреннего рынка посредством его механизмов.


Протекционизм изящный и не очень

Правила ВТО предоставляют странам-участницам крайне мало инструментов для защиты внутреннего рынка. Тарифная политика и государственное субсидирование отраслей после присоединения государства к этой структуре поэтапно либерализуются.

Например, Россия была вынуждена зафиксировать ставки таможенных пошлин, а теперь будет постепенно снижать их, усиливая давление конкурентов на своих товаропроизводителей. Начнет сокращаться и государственное финансирование отраслей, включая сельское хозяйство.

Самый яркий пример – ввозные пошлины на свинину, которые снизились с 15% до нуля. Это большой удар по отечественному свиноводству, который придется как-то смягчать. Но как?

Теоретически могут использоваться антидемпинговые меры, однако сомнительно,

что Россия сможет ими эффективно воспользоваться. Да и нельзя сказать, чтобы поставщики мяса откровенно демпинговали.

Какие же протекционистские механизмы тогда могут стать действенными? На первые роли выходят технические барьеры, санитарные и фитосанитарные нормы, затрудняющие импорт. Они сейчас используются во многих странах, и Россия не хочет быть исключением из общего правила. Правда, попытки применить эти меры выглядят довольно неуклюже, поскольку в лоб называются страны и производители, от которых мы хотим защититься. Даже в тех случаях, когда в этом нет необходимости.

К примеру, в начале февраля был запрещен ввоз мяса из трех земель Германии: Баварии, Нижней Саксонии и Северный Рейн-Вестфалии. Помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко назвал причину запрета: отсутствие действенной системы ветеринарного надзора, а также использование кормов, произведенных предприятиями, не внесенными Россией в соответствующий реестр поставщиков.

Германия пытается оспорить этот запрет и, скорее всего, добьется успеха. Ведь существует Соглашение ВТО по техническим барьерам в торговле, согласно которому к импортным товарам не должны применяться более жесткие требования, чем к отечественным. Это касается как самих норм, так и процедур проверки соблюдения последних.

Ну а какова система ветеринарного надзора в России и какие корма здесь используются, рассказывать нашим читателям не надо…

Более удачный пример – запрет на ввоз охлажденного мяса из США, где на животноводческих фермах широко применяется стероид рактопамин. Он опасен для людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Вроде бы все логично. Однако еще логичнее было бы запретить ввоз содержащего рактопамин мяса независимо от страны происхождения. Такой запрет значительно сложнее оспорить.

Здесь стоит вспомнить пример, который впечатляет многих туристов во время посещения Турции. В этой стране запрещена розничная продажа замороженного мяса. Торговать можно только охлажденным, что дает фору местным скотоводческим предприятиям и мясокомбинатам. Ведь из-за малого срока хранения этот продукт трудно перевозить на большие расстояния.

Партнеры по ВТО до сих пор не сумели «вразумить» турецкие власти, у которых есть железный аргумент: действующие в стране нормы не направлены против импортного мяса. Они введены, чтобы питание местных жителей и иностранных туристов было здоровым и качественным, а протекционизм тут совершенно ни при чем.

Подобных мер при наличии должной компетенции, ума и фантазии можно изобрести довольно много. И тогда нам будут не страшны такие подразделения Совета ВТО по торговле товарами, как Комитет по техническим барьерам в торговле и Комитет по санитарным и фитосанитарным мерам.

Но ставится ли вообще перед подрядчиком такая цель? Увы, даже намека на это ни в информационной карте конкурса, ни в требованиях к научно-исследовательской работе я не нашел. В документации нет ни слова о защите внутреннего рынка России.

Остается лишь надеяться, что это станет темой другого конкурса.


Из огня да в полымя

Тема второго лота не менее злободневна. Победитель должен изучить последствия отмены перехода с летнего на зимнее время и перевода регионов в другие цифровые зоны. Как мы помним, это событие случилось в 2011 году.

Выходит дело, мерить начали спустя два года после того как отрезали, причем мерить с размахом: на изучение данного вопроса планируется выделить 14 млн руб. – в два с лишним раза больше, чем на исследования, связанные с ВТО! И сотрудников предполагается задействовать уже не 90, а 218. Правда, зарплата сохраняется та же…

Эти специалисты должны выявить внутриполитические и этнокультурные факторы, влияющие на выбор системы исчисления времени. Предполагается также изучить международный опыт.

На основании проведенного анализа необходимо создать карты, иллюстрирующие отклонение границ часовых зон от меридианов, разграничивающих пояса в системе UTC/GMT, а также выявить «конфликтные точки» на территории России, разработать методику расчета интервалов светлого времени суток.

Но все же самое важное в данном лоте – это анализ последствий отмены перехода на летнее и зимнее время для населения, хозяйства и системы государственного управления в Российской Федерации. Должны быть учтены социально-экономический, экономико-географический и даже геополитический аспекты. Предполагается провести социологические опросы жителей регионов и комплексные медицинские исследования.

Сомневаться в необходимости этой работы не приходится, потому что вопрос об отмене перехода с летнего на зимнее время крайне неоднозначен. В свое время об этом руководство России просили многие регионы и приводили веские аргументы.

Действительно, россияне очень болезненно переносили совершавшийся два раза в год перевод стрелок. У многих расстраивался сон, из-за чего резко учащались аварии на автомобильных трассах и даже на железной дороге. По результатам исследований, проведенных Российской академией медицинских наук, после замены летнего времени на зимнее (или наоборот) резко возрастало количество инфарктов и инсультов, в полтора раза увеличивалось число вызовов «скорой помощи». Многие люди впадали в депрессию.

Однако сейчас выясняется, что жители российских регионов плохо адаптируются и к отмене перевода стрелок. Особенно это ощущается зимой, когда дни коротки: на людей угнетающе действует утренняя темнота, выбивает их из рабочего ритма. По статистике, участились случаи опоздания на работу.

Согласно опросу, произведенному компанией HeadHunter в январе нынешнего года, отмена зимнего времени пришлась не по нраву каждому второму гражданину России.

Особенно сильно недовольство проявляется в северных областях страны.

В общем, люди попали из огня в полымя: ежегодный перевод стрелок оказался ничем не большим злом, нежели его отмена.

Именно эти факты и вызвали необходимость провести новые, подробные исследования. Правда, о возвращении к осеннему и весеннему переводу стрелок пока речи не идет. Предполагается лишь разработать макет базы знаний…

Так почему же два столь несхожих лота были введены в рамки одного конкурса?

На взгляд автора этих строк, в обоих случаях была проигнорирована народная мудрость «семь раз отмерь и один раз отрежь». В который раз мы поступили в соответствии со старым, испытанным принципом: сначала, не подумав, усложнили себе жизнь, а потом начинаем осмысливать последствия своих действий и героически преодолевать вызванные ими трудности.

Особенно сказанное касается вступления России в ВТО…


Текст: Андрей Хворостов


Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 6/2020

Читать свежий номер

МосгазТеплоцентрстройМосинжпроектМИЦ
ДоркомэкспоРоссийскийАКСИТЕХ