НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Работать нужно, работать можно. Опыт Сбербанка говорит: закон, который не убивает бизнес, делает его конкурентоспособнее


Сбербанк – это центральный аппарат, 17 филиалов, 60 головных отделений в крупнейших городах России, 400 – в менее крупных и 20 000 – то, что мы привыкли называть сберкассами. Одно слово – монополия! И все эти подразделения проводят закупки. Несомненно, вступление в силу Федерального закона № 223 до основания потрясло всю эту гигантскую пирамиду. Но, как считает гость «МТ», руководитель Центра закупок ОАО «Сбербанк России» Николай Андреев, отвечающий в банке за применение нового закона, эти потрясения лишь ускорили и без того спланированный процесс оптимизации закупочной деятельности.


– Николай Юрьевич, ФЗ-223 упростил вам работу или усложнил?

– Однозначно и не ответишь. Запустить работу по новому закону было делом сложным и далеко не одномоментным. С одной стороны, многие положения Закона совпадали с нашим видением процесса оптимизации закупок, и появление Закона послужило хорошим катализатором изменений, с другой стороны, объем нагрузки на Центр закупок вырос колоссально.

– Какую номенклатуру в основном закупает Сбербанк?

– На первом месте – стройка и реконструкция офисов. Сейчас идет проект переформатирования подразделений филиальной сети – через несколько лет все офисы Сбербанка будут выглядеть одинаково в смысле дизайна, используемых материалов, мебели, светильников и тому подобного. На это тратятся огромные средства, и это тоже закупки, которые нужно организовывать. Далее, банк много инвестирует в модернизацию IT-систем, а также закупку специфического банковского оборудования (к примеру, тех же банкоматов). Затраты на это сравнимы со строительными. И наконец, вся система Сбербанка, где работает более 250 тыс. человек, требует поддержания собственной деятельности, и это тоже закупки, от канцтоваров до автомобилей.

– Как же был организован процесс закупок до появления ФЗ-223?

– По всем крупным закупкам центральный аппарат проводил открытые конкурсы на определение поставщика для заключения рамочных соглашений, в которых отражалась договоренность только о цене поставки. Конкурсы были очень крупные и успешные в плане конкуренции и получаемых цен. По результатам конкурсов обычно заключалось два соглашения – с основным поставщиком и с резервным (на случай, если основной не будет справляться). Это было достаточно удобно – при появлении в подразделении той или иной потребности закупка осуществлялась у уже выбранного центральным аппаратом поставщика по ценам, полученным на конкурсе, путем простого оформления спецификации на поставку. Были и обычные конкурсы на выполнение разовых больших заказов (например, на то же строительство), а также закупки, которые в силу своего небольшого объема происходили вообще вне рамок жестких формальных процедур. В рамки ФЗ223 описанная схема закупок по рамочным генеральным соглашениям укладывается плохо хотя бы уже потому, что конкурс, о котором я сказал выше, с точки зрения Гражданского кодекса не является конкурсом, поскольку в его предмете отсутствует главное – объем закупки. Скорее, это некий анализ ценовых предложений. Так что имевшуюся схему нам пришлось достаточно серьезно модернизировать. – И каким образом? – Для начала мы разработали свое положение о закупках. За этим последовала разработка огромной внутренней регламентной базы, чтобы все подразделения, занятые закупочной деятельностью, работали по единым для всех новым правилам. В дополнение к регламенту была выполнена работа по жесткой типизации всей документации – конкурсной, аукционной, протоколов и т. д. Большой сложностью для нас стало требование публиковать в рамках закупочной документации проект договора. Раньше мы этого никогда не делали. Так что отдельным направлением работы стала для нас разработка базы типовых договоров. Их имеется более 40, начиная с закупки преподавательских услуг у физических лиц и кончая, скажем, клинингом, строительством или ремонтом, и типовыми договорами покрывается более 60% всех проводимых Сбербанком России закупок. Работу по наполнению базы данных типовых договоров мы продолжаем. Все это позволило привести стандарты нашей работы к единому знаменателю и заставить все закупающие подразделения работать в едином ритме.

– Какие особенности ФЗ-223 приводили при этом к наибольшим проблемам?

– Во-первых, на момент старта работы по новому закону примерно 70% закупок по стандартной номенклатуре проводилось нами в форме электронных аукционов (естественно, на площадке «Сбербанка-АСТ»). При этом проводились аукционы в основном среди компаний, предварительно отобранных на конкурсах, а потому происходили они достаточно быстро – за 3–7 дней. За неделю объявить и провести аукцион было вполне реально, и данный способ закупки был очень удобен. Проводилось огромное количество аукционов по размещению небольших заказов, начиная со 100 тыс. руб. В связи с этим нас очень расстроило введение нормы, что на прием заявок на участие в аукционе отводится 20 дней. С моей точки зрения, эта норма совершенно некорректная, поскольку государственные компании поставлены в худшие условия, чем бюджетополучатели, работающие по ФЗ-94: те имеют право провести на сумму до 3 млн руб. короткий аукцион за 7 дней, а мы – нет. Данная норма делает применение электронных аукционов для размещения небольших заказов практически невозможным. Однако эта проблема хоть и неприятная, но мелкая. Относительно крупная проблема – требование тотальной публикации всей информации. Для банка это особенно болезненно. Вспомним любой криминальный фильм: злоумышленники начинают свое черное дело с изучения охранной системы банка, который собираются ограбить. А между тем, проводя, например, конкурс на модернизацию охранной сигнализации, по ФЗ-223 мы должны будем опубликовать ее схему на официальном сайте zakupki.gov.ru, поскольку она является частью конкурсной документации. Пример кажется анекдотическим, но он вполне реальный! Еще больше сложностей связано с чисто коммерческими моментами нашей деятельности. Ведь если бюджетополучатели обеспечивают нужды государства и полная прозрачность здесь уместна, то государственные компании участвуют в процессе чисто рыночной конкуренции и далеко не все свои намерения по развитию бизнеса в этой связи могут афишировать. Представьте себе, что на сайте закупок появляется объявление, что Сбербанк России объявляет конкурс на подбор консультанта с целью исследования определенного банка в какой-либо стране на предмет его возможной покупки или на заказ маркетингового исследования нового продукта, планируемого к запуску.

Как конкурировать на рынке, если государственные компании фактически лишаются права на коммерческую тайну? Полагаю, на самом деле не у нас одних, у банкиров, но и у газовщиков, оборонщиков, атомщиков тоже есть подобные секреты, раскрытие которых способно убить их бизнес. Следующая сложность вызвана тем, что все нормы нового Закона нацелены на регулирование простых линейных поставок: есть потребность, выбираем контрагента, заключаем договор, принимаем продукцию. К сожалению, не все поставки могут быть осуществлены по данной схеме. Собрать точную потребность по всей системе Сбербанка для проведения больших конкурсов, например, на годовой объем поставки – невозможно, а проводить мелкие конкурсы при появлении конкретной потребности в закупке – неэффективно.

– Как же вы вышли из этой ситуации?

– Пользуясь правом самим определять «иные способы закупки», мы их и определили. Таким образом, в наше положение о закупках наряду с конкурсом и аукционом, процедура которых очень близка к нормам ФЗ-94, мы добавили такие способы, как запрос котировок (в основном электронный) и запрос предложений. Кроме того, мы ввели процедуру квалификационного отбора поставщиков, который на выходе дает пул поставщиков, заведомо удовлетворяющих нашим требованиям. И наконец, мы оговорили в положении о закупках свое право проводить все вышеперечисленные закупочные процедуры с ограничением количества участников из числа прошедших квалификационный отбор. Таким образом, с одной стороны, мы обеспечиваем должный уровень открытости к конкурентности закупок (любой поставщик может подать свою квалификационную заявку и попасть в Реестр аккредитованных поставщиков Сбербанка), а с другой стороны, банк имеет возможность проводить закупки быстро, технологично, с низким риском срыва поставок. Обычно квалификационные отборы являются постоянно открытыми или проводятся не реже одного раза в один-два года. Фирмы, готовые участвовать в наших закупочных процедурах, могут в любой момент послать нам свои документы, и мы в определенный положением срок обязаны либо подтвердить их соответствие и, значит, включить их в свой пул аккредитованных поставщиков, либо аргументированно отказать. Никто не мешает им, устранив указанное нами несоответствие, вновь подать заявку, которую мы опять будем обязаны рассмотреть.

– Как долго действует аккредитация?

– Вообще-то она бессрочна, но выбыть из реестра наших поставщиков фирма может при одном из двух условий: если она не справится с взятыми на себя по контракту обязательствами либо в течение определенного срока не станет участвовать в торгах своей категории.

– Что еще вы хотели бы добавить в конце нашего интервью?

– Мы не осветили еще один момент. Не менее необходимой, чем разработка нормативной регламентной базы, оказалась также работа по созданию специализированной IТ-системы для нашей системы закупок. Нами была запущена единая электронная система закупок, которую мы еще называем вертикальной системой отчетности. К ней подключены все работники банка, занятые этой деятельностью. Прежде чем разместить извещение о проводимой закупке, вся документация проходит через систему, проверяется в центре закупок банка на предмет соответствия действующим нормам и, лишь получив там подтверждение, автоматически попадает на сайт банка и на площадку «Сбербанка-АСТ». Надеюсь, что с момента, когда заработает официальный сайт zakupki.gov.ru, наша система будет с ним интегрирована. Кроме контроля процесса закупок всех подразделений мы получаем подробнейшую статистику, необходимую нам для принятия правильных решений по дальнейшей оптимизации закупок. На мой взгляд, качество закупочного процесса в Сбербанке России серьезно повысилось по сравнению с тем, что мы имели до вступления в силу ФЗ-223. Парадоксальным образом Закон, создавший нам поначалу столько трудностей, послужил в итоге мощнейшим стимулом для позитивных преобразований.


Текст: Феликс Бабицкий



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 6/2020

Читать свежий номер

МоскапстройКапиталМосинжпроектОЭК
ДоркомэкспоФондШвабе