ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Ответный ход


Патентное право компаний, реализующих антироссийские санкции, может быть ограничено.

Антироссийские экономические санкции США и их союзников могут стать серьезным аргументом в пользу новой масштабной реформы антимонопольного законодательства. Напомним, что в марте текущего года Федеральная антимонопольная служба – ФАС представила проект пятого антимонопольного пакета, направленного на усиление государственного регулирования цифровой экономики. Предложенные в законопроекте ограничения прав интеллектуальной собственности встретили негативную реакцию представителей бизнеса и ряда экспертов. Между тем, по мнению ФАС, в условиях антироссийских действий ряда зарубежных стран права компаний, реализующих введенные санкции, могут быть существенно ограничены. Подобные выводы следуют и из решения Конституционного Суда РФ.

Позиция ФАС

По мнению представителей антимонопольного ведомства, действующее российское законодательство оказалось не готово ко многим вызовам новой цифровой экономики, развивающейся в глобальном масштабе. Установленные в законе иммунитеты на антимонопольные расследования, связанные с результатами интеллектуальной деятельности – РИД, позволяют транснациональным корпорациям устанавливать доминирующее положение на рынках, не нарушая традиционных антимонопольных запретов.

Так, владение распространенным по всему миру системным программным обеспечением (например, операционные системы Windows или Android) позволяет компаниям-правообладателям ограничивать возможности установки на компьютерах и мобильных устройствах прикладного софта от фирм-конкурентов. Решением проблемы может стать появление в антимонопольном законодательстве дополнительных критериев, позволяющих отнести к числу доминирующих на рынке субъектов владельцев крупных цифровых платформ. Еще несколько лет назад в рамках рассмотрения четвертого антимонопольного пакета ФАС вносились предложения по распространению антимонопольного законодательства на РИД, однако тогда они были отклонены.

Внесенный ведомством законопроект, получивший название «пятого антимонопольного пакета», содержит ранее отсутствовавшее в законодательстве понятие «сетевого эффекта», характерного для цифровых платформ.

Недобросовестное использование данного эффекта правообладателями РИД предложено признать ограничением конкуренции и сделать предметом антимонопольного расследования. В случае принятия пакета правообладатели РИД будут ограничены в возможностях злоупотребления своим правом (устанавливать монопольно высокую цену, необоснованно отказываться от заключения договора на поставку и т.д.). Одним из главных аргументов в пользу столь непопулярных среди представителей крупного бизнеса мер могут стать антироссийские экономические санкции. В условиях действия санкций правообладатель может ограничить ввоз на территорию РФ определенных категорий продукции или установить на нее завышенные цены. По мнению ФАС, подобные действия иностранных компаний могут оказать воздействие на целые отрасли российской экономики и привести к негативным последствиям для таких конституционных ценностей, как жизнь и здоровье граждан, оборона и безопасность государства. А эти ценности, очевидно, должны иметь приоритет.

Позиция бизнеса

Как и следовало ожидать, инициативы ФАС не нашли поддержки у бизнеса. Так, в отзыве комитета по защите конкуренции Российского союза промышленников и предпринимателей – РСПП отмечено, что их реализация приведет к демотивации создателей РИД, к снижению инвестиций в инновации, к утечке за рубеж изобретений и патентов. В итоге будет нанесен ущерб инновационному развитию российской экономики. Схожую позицию заняли и комментировавшие законопроект ФАС представители Торгово-промышленной палаты РФ – ТПП. По мнению ряда экспертов, инициативы ФАС вступают в противоречие с Гражданским кодексом РФ, который позволяет правообладателю РИД применять их по своему усмотрению, в том числе разрешать или запрещать третьим лицам их использовать. Кроме того, они могут вступить в противоречие и с некоторыми международными договорами, заключенными РФ.

Аргумент ФАС, связанный с санкциями, также столкнулся с критикой. Ведь возможность ограничения патентного права компаний, реализующих антироссийские санкции, может поставить их в ситуацию жесткого выбора между нарушением российских законов и нарушением законодательства западных стран. В этих условиях многие сделают выбор не в пользу дальнейшей работы на российской территории. Кроме того, реализация инициатив антимонопольного ведомства может столкнуться и с проблемами технического характера, поскольку большинство цифровых сервисов нуждается в техподдержке и обновлениях.

Если, допустим, ФАС лишит лицензионной защиты на российской территории операционные системы Windows, то компания Microsoft может сделать эти обновления недоступными в нашей стране.

Позиция КС

Между тем правовая позиция, близкая к мнению ФАС, содержится в решении Конституционного Суда РФ от 13 февраля 2018 года по делу о «параллельном импорте». Отметим, что здесь речь идет не о цифровых сервисах, а о вполне традиционных товарных поставках. Суть дела, дошедшего до высшей судебной инстанции, в следующем.

Российская компания «ПАГ» – исполнитель госконтракта на поставку специальной медицинской бумаги японской фирмы SONY, приобрела ее у польской компании без разрешения правообладателя. По иску SONY ввезенная в Россию партия товара была арестована Арбитражным судом Калининградской области, а на «ПАГ» был наложен штраф. Данное решение суда было оставлено в силе апелляционной и кассационной инстанциями. Однако Конституционный Суд занял иную позицию, указав в своем решении на возможность отклонения иска правообладателя, в случае если его товар законно выпущен в гражданский оборот за пределами РФ, а недобросовестное поведение правообладателя может создать угрозу для жизни и здоровья граждан или иных публично значимых интересов.

Решения судов по делу «ПАГ» были признаны расходящимися с конституционно-правовым смыслом соответствующих статей Гражданского кодекса РФ, в связи с чем дело подлежит пересмотру на основе их правильного истолкования.

В решении высшей судебной инстанции по указанному делу отдельно подчеркнуто, что «следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации… выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение». На практике это означает, что если, к примеру, американская компания, руководствуясь установленными Вашингтоном санкциями, запретит продавать свою продукцию в России, но продаст ее в Китай, то оспорить законность ее дальнейшей поставки в РФ через Китай в российских судах уже не получится.

Ибо российские суды должны руководствоваться толкованием Конституционного Суда РФ. Возможно, такое толкование содержит определенное ограничение патентного права. Но интересы государства и большинства граждан должны стоять выше частного интереса компании.

Какое решение следует принять законодателям, чтобы защитить национальные интересы, но не нанести ущерб развитию инновационных отраслей? Как отмечено в сопроводительных документах ФАС к законопроекту, международный опыт в данной сфере практически отсутствует.

Таким образом, в случае принятия пятого антимонопольного пакета Россия может стать первопроходцем в регулировании целого ряда новых вызовов глобальной цифровой экономики, актуальных и для других государств. В этих условиях сложность поставленной задачи значительно возрастает. По мнению автора, особого внимания заслуживает возможность введения ряда антимонопольных мер в сфере РИД именно как инструмента ответных санкций. Это позволит быстро сформировать правоприменительную практику, которая может быть использована в ходе дальнейшего совершенствования конкурентного законодательства.

Текст: Владимир Лагутин



Назад в раздел
МОЭСКГераМосгазМД-групп
ШвабеПНСАБЗ