НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Профессия, которой нет. Сколько требуется специалистов по госзаказу и какова цена вопроса?


Вопрос, который активно обсуждают сейчас ответственные за данную сферу руководители, законодатели и эксперты, – не из праздных. Особенно в связи с возможным скорым изменением тендерного законодательства, которое разом потребует переучивать всех, включая даже тех, кто уже признан специалистами по закупкам. Мы попытались суммировать все мнения на этот счет и сформулировать свое собственное.


Дефицит – вещь дорогая по определению

Даже и теперь, покуда мы живем еще по ФЗ-94, вроде бы уже давно привычному, отовсюду только и слышишь жалобы на кадровый голод. Хотя, позвольте, откуда бы ему взяться? Подготовка специалистов по госзаказу только официально ведется у нас в стране с 1998 года. Причем речь идет лишь об уполномоченных государством учебных центрах – тоже своего рода исполнителях госзаказа. А ведь учебных заведений, получивших лицензию на подготовку аналогичных специалистов, на порядок больше.

Это даже не считая тех откровенных жуликов, что торгуют (чего уж греха таить) фиктивными дипломами. Нет, учитывая спрос на представителей данной профессии, многие вполне солидные центры готовы за наши с вами деньги оказывать вполне квалифицированные образовательные услуги. А кадров, тем не менее, все не хватает…

По свидетельству директора Института управления закупками и продажами имени А.Б. Соловьева при ВШЭ Ирины Кузнецовой, сегодня потребность федеральных органов власти в подготовленных специалистах в среднем удовлетворена на 40%, региональных – на 30, а муниципальных – на 25%. Системе требуется еще от 57 500 до 76 600 человек. Столь большой разброс цифр объясняется тем фактом, что из числа запрошенных сотрудниками института регионов свои потребности озвучили лишь 72%, а федеральных ведомств – 75%.

Итак, в результате проведенного исследования мы более-менее представляем себе масштаб стоящих перед нами задач. Если исходить из действующих нормативных актов, то у каждого заказчика или уполномоченного на размещение заказа органа исполнительной власти должны быть, как минимум, 2–3 специалиста по госзаказу, задача которых – организовать процесс, и в соответствии с законом, как минимум, 5 членов комиссии по размещению заказа (если предположить, что конкурсная, котировочная и аукционная комиссии слиты в одну в целях экономии ресурса).

Тогда получается, что из 7–8 специалистов каждому заказчику нужно повысить квалификацию минимум пяти специалистам. Государственные расценки повышения квалификации по нормам Министерства труда, установленным в 2000 году, составляют в среднем 66,7 руб. за человеко-час.

Берем срок повышения квалификации от 100 до 150 часов (по нормам Министерства образования), умножаем на количество специалистов (5–15) и количество существующих на сегодня заказчиков, уполномоченных органов, включая муниципалитеты и организации (4–30 тыс.), и получаем в итоге весьма внушительную сумму – от 133,4 млн до почти 4,6 млрд руб.

Конечно, сочинские стройки обошлись бюджету несколько дороже, но деньги все-таки счет любят. И вот Ирина Владимировна задается резонным вопросом: а справедливо ли, что государство должно платить такую большую сумму? Тем более что реально она почти наверняка будет еще больше. Во-первых, потому что платить придется сразу: ввиду смены законодательства переучивать своих сотрудников госзаказчикам придется в предельно сжатые сроки (фактически меньше чем за два года надо будет выполнить такой же объем работ, что и за предыдущие восемь).

Во-вторых, расценки на переобучение едва ли удержатся в рамках официального государственного норматива: и инфляция на месте не стоит, и реформа системы образования подталкивает ее к коммерциализации отношений с потребителем.


Когда экономисты говорят о морали

По заключению Ирины Кузнецовой, в немалой степени кадровый дефицит в закупочной сфере объясняется оттоком из нее кадров, причем зачастую наиболее квалифицированных. В самом деле, заработки на государственной службе… ну, сами знаете. А между тем в руках специалиста имеются немалые бюджетные средства.

И потому вопрос перед ним самим встает именно моральный: то ли честно жить на зарплату под постоянным подозрением в коррупции и со стороны проверяющих чиновников, и со стороны окружающих людей, то ли поддаться-таки искушению и сговориться с участником торгов за «свой процент». Есть еще вариант: уйти к этому же участнику на зарплату на порядок выше и работать на него, не отягощая свою гражданскую совесть и имея вполне почтенную профессиональную репутацию.

Вот и выходит, что, по утверждению Ирины Кузнецовой, из примерно 53 тыс. сертифицированных специалистов по закупкам минимум 8 тыс. из них, подготовленных за последние 8 лет, на государственной службе не задержались, а ушли на соответствующие вакансии в коммерческие организации. Но ведь платило-то за их обучение государство деньгами налогоплательщика. Отсюда и вопрос: а справедливо ли это?

Что ж, коль скоро вопрос морального порядка, таковым должен быть и ответ.

Если кто-то видит в обмене кадрами между коммерческими предприятиями и государственными органами скрытую коррупцию, это, конечно, его право. Однако в странах со свободной рыночной экономикой это обыденная практика. Если взять биографию любого крупного, скажем, американского руководителя, то мы непременно увидим несколько переходов со службы в фирму, обратно, а то еще и в какую-нибудь НКО. Собственно, этой своей мобильностью американская управленческая элита и сильна. Несомненно, такая тенденция намечается сейчас и у нас. И противостоять ей – фактически все равно что противостоять самому капитализму.


Не заплатим – не осознаем

Обратим внимание: не хватает не одних только специалистов по торгам, но и, скажем, по бухгалтерскому учету, кадрам, безопасности. Как же эти проблемы решаются? Да просто! Система образования, откликаясь на требования работодателя, открывает курсы, отделения, факультеты по соответствующим специальностям, зазывает студентов, и… «процесс пошел»! Все, так сказать, по-американски: хочу хорошую работу – плачу за обучение и с дипломом – на собеседование.

А что с торгами? Лично мне еще ни разу не попалось рекламное объявление о подготовке специалистов по ним. У школьников спрашивал: знает ли кто о существовании такой перспективной профессии?

В ответ – молчание. В чем же дело?

А в том, что и неоткуда им знать, коли даже в тарифной сетке такая профессия не предусмотрена, в отличие, скажем, от того же бухгалтера. Ну, нет у нас по закону такой профессии – специалист по государственному и муниципальному заказу, хотя число их и других, с учетом потребностей, должно быть примерно одинаково.

Удивляет в этой связи и позиция госзаказчиков. Они готовы отвлекать своих сотрудников от того, в чем те и впрямь специалисты, нагружать их дополнительной работой, платить за их переобучение немалые бюджетные деньги, потом фактически «переуступать» их безвозмездно бизнесу.

Государству придется-таки заплатить, как предсказывает профессор Кузнецова, и 133,4 млн, и 4,6 млрд руб., и еще больше (известно, кому приходится платить дважды). И это будет платой не только за обучение сотрудников, но и за горькую науку для руководителей.

Неразрешимых проблем нет, считают те, кто отвечает в Москве за подготовку специалистов по закупкам.

Подготовка кадров для госзаказа сегодня переживает все перипетии, свойственные системе образования в целом. А потому мы обратились за разъяснениями к профессору кафедры управления государственными и муниципальными заказами Московского государственного университета управления Правительства Москвы Галине Королевой, человеку, в равной степени представляющему обе эти сферы и являющемуся в них признанным авторитетом.

– Галина Михайловна, что же сегодня является, на ваш взгляд, основным и необходимым условием качественной подготовки специалистов в области госзаказа?

– Разумеется, высокопрофессиональный кадровый потенциал вузов. К примеру, программы учебных дисциплин магистерской программы «Управление государственными и муниципальными заказами» вместе с профессорско-преподавательским составом кафедры выполняют ведущие специалисты Департамента по конкурентной политике, Главного контрольного управления и ряда других организаций Москвы, связанных с данной сферой. Интеграция труда вузовских преподавателей, владеющих современными педагогическими технологиями, и опытных специалистов-практиков позволяет решать многие вопросы подготовки выпускников, готовых к эффективному размещению госзаказа.

– Ну, учитывая, что вашей кафедрой заведует профессор Дёгтев, у вас эта задача решается. А еще что на повестке дня?

– Требуют срочного решения задачи обновления содержания и технологий обучения в соответствии с образовательными запросами государства на подготовку специалистов по госзаказу. При этом, как и в других областях жизнеобеспечения Москвы, специалист в области госзаказа должен быть не только профессионалом, но и духовно-нравственной личностью. Сфера, понимаете ли, такая, что одного только профессионализма, чтобы ею заниматься, мало.

Эта проблема последнее время как-то уходила на второй план за формируемыми профессиональными и общекультурными компетенциями. Но время жестко ставит проблему подготовки специалиста не только конкурентоспособного, профессионально мобильного, но и готового отвечать за последствия принимаемых им решений.

– Ваши коллеги из МГУУ указывают на такую проблему, как текучесть кадров: подготовленные «за казенный счет», они спешат уйти со службы в коммерцию…

– Что поделать, есть и такая проблема. Однако мониторинг профессиональных траекторий магистрантов, скажем, нашей образовательной программы «Управление государственными и муниципальными заказами» позволяет гибко и в опережающем режиме реагировать на изменения в области госзаказа, вносить коррективы в содержание учебных дисциплин и восполнять, в итоге, такого рода потери.

В целом, полагаю, текучесть кадров – проблема естественная и не надо воспринимать ее как некое вселенское зло. В конце концов, системе госзаказа нужны ведь и грамотные контрагенты.

– Сейчас наши университеты преподают госзаказ в рамках дополнительного образования. А готовы ли они преподавать ту же дисциплину в качестве первой, основной?

– Несомненно, готовы. Да, действительно, сейчас мы работаем со специалистами и бакалаврами. Однако принятые образовательные стандарты третьего поколения, дополняемые нами сугубо профильными курсами, уже позволяют готовить специалистов по закупкам из выпускников средних школ и гимназий. Причем речь о специалистах самого разного профиля – от непосредственных организаторов торгов до аналитиков.

– Но для этого, очевидно, необходимо признать таких специалистов отдельной профессией?

– Конечно, это надо делать, и, надеюсь, это будет сделано. Однако можно и теперь готовить его под нынешним названием – скажем, «менеджер по управлению государственными и муниципальными закупками».

А как будет называться его должность, пусть решают будущие работодатели.

– Иными словами, кто готов действовать, тому нужны не причины, а способы?

– Не могу не согласиться. Уверена, все сегодняшние кадровые проблемы в системе госзаказа решаемы и будут решены в обозримом времени.

Текст: Феликс Бабицкий



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 50/2019

Читать свежий номер

ЭнергокомплексГераОЭКМосинжпроект
МОСПРОМСТРОЙЦентрАбсолютАКСИТЕХ