НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Борис Фролов: саморегулирование имеет большой потенциал


Институт саморегулирования в России возник относительно недавно. Полностью ли сегодня используются его возможности? Как саморегулируемые организации (СРО) могут содействовать повышению качества и безопасности строительства? Об этом мы побеседовали с председателем Совета ассоциации «Столица» СРОС, ассоциации «Столица-Проект» СРО, ассоциации «Столица-Энерго» СРО, заслуженным строителем России, почетным строителем России и Москвы Борисом Леонидовичем Фроловым. Он обладает колоссальным практическим опытом, работая в области строительства более полувека. При его участии и под его руководством построены сотни объектов, а в 1994 году Б.Л. Фролов был избран первым президентом Ассоциации инвесторов Москвы.

– Борис Леонидович, в Москве зарегистрированы десятки саморегулируемых организаций, работающих в сфере строительства. Каковы их главные задачи? В чем особенности руководимых вами СРО «Столица»?

– Цель деятельности саморегулируемой организации – повышение качества работ в области архитектурно-строительного проектирования и строительства и предупреждение причинения вреда вследствие недостатков таких работ. В СРО «Столица» состоят не только московские, но и иногородние и даже зарубежные организации. Мы защищаем права и законные интересы компаний, входящих в нашу ассоциацию.

Все ассоциации «Столица» разрабатывают и внедряют единые правила и стандарты профессиональной деятельности и оформляют допуски на право выполнения тех или иных видов работ, осуществляют контроль за выполнением членами ассоциаций установленных норм и правил.

Особое внимание уделяется контролю за качеством выполняемых работ. В ассоциациях созданы и активно работают контрольные и дисциплинарные комитеты.

– Как в СРО выстраивается взаимодействие с компаниями – членами партнерства?

– Порядок взаимодействия определен нормативно-правовыми документами, но формы взаимодействия мы постоянно совершенствуем. Например, у нас родилась идея создания института уполномоченных представителей компаний, и от каждого из членов нашей Ассоциации было назначено лицо, ответственное за связь с СРО. В небольших организациях эту роль исполняют сами руководители. Задача института ответственных лиц – обеспечение взаимодействия членов ассоциации с советом и дирекцией СРО. Сейчас мы заканчиваем проведение ознакомительных встреч с ответственными лицами, обсуждаем формы нашей работы. Мы завели Гостевую книгу, в которой каждый может задать вопрос или написать свое предложение по работе СРО и в течение пяти дней получить ответ. Если проблема носит общий характер, то мы информируем всех членов ассоциации, как надо действовать в таких случаях. Сейчас заканчивается работа над памяткой для всех организаций, которая разъясняет существующий порядок решения наиболее часто возникающих у членов ассоциации вопросов и порядок оказания услуг.

– С какими вопросами обращаются чаще всего?

– С самыми разными. К примеру, предлагается минимизировать затраты на переобучение и повышение квалификации специалистов, решить вопрос о внесении в единый государственный реестр данных о количестве сданных и введенных в эксплуатацию объектов, создать отдельный реестр деловой репутации. Сегодня мы на добровольной основе начали формировать реестр деловой репутации членов ассоциации, где будет указано, какие объекты и где ими строились, с какими заказчиками они работали и т.д. Предлагается также провести конкурс на лучший реализованный проект года, и этот вопрос мы вынесем на совет.

– Борис Леонидович, какими возможностями обладают СРО для повышения качества проектирования и строительства?

– Очень большими. Жаль, что значительная часть организаций (особенно контрольных) их не использует. Реализация проектов зачастую происходит с нарушениями со стороны как строителей, так и проектировщиков и заказчиков. Это говорит о том, что плохо организован контроль за выполнением норм и правил, соблюдением технологических процессов. Контрольные органы зачастую не информируют СРО о грубых нарушениях. Например, участились случаи, когда заказчик направляет подрядчику рабочую документацию, разработанную с существующими отступлениями от утвержденного проекта, прошедшего экспертизу.

Как правило, к организациям нарушителям контролирующими органами применяются меры административного воздействия, а возможности саморегулируемых организаций не используются.

Я поинтересовался в Комплексе градостроительной политики и строительства города Москвы, какие из нарушений действующих норм и правил были направлены в СРО и как организована работа по их устранению. Ответ меня крайне удивил. Например, от Департамента строительства в этом году ни одного сигнала о невыполнении строителями или проектировщиками действующих норм и правил не поступало. Все жалобы касались только невыполнения сроков окончания работ. Даже случаи, обнаруженные Москомстройнадзором, когда работы по строительству выполняются по рабочей документации, не соответствующей утвержденным проектам, не являются предметом серьезного обсуждения. Это грубейшее нарушение проектировщиков, разрабатывающих рабочую документацию, технического заказчика и строителей может привести к серьезным последствиям.

Жалоба или обнаруженные нарушения в СРО не остаются незамеченными, они проверяются, устанавливаются сроки исправления нарушений. Если ошибки вовремя не исправляются, дело передается в контрольный, а далее в дисциплинарный комитет для приостановки на время допуска к определенным видам работ. В случае невыполнения замечаний после этого решается вопрос об исключении компании из СРО, и эти организации лишаются права ведения профессиональной деятельности.

Саморегулируемые организации сегодня законодательно наделены эффективным механизмом воздействия. К сожалению, возможности саморегулирования сегодня не используются в полной мере.

– Какие проблемы в области саморегулирования являются наиболее актуальными? Что делается для их решения?

– В Москве сегодня зарегистрированы более 100 саморегулируемых организаций, но только 15–20 из них действительно работают на стройках столицы (СРО регистрируются по месту нахождения центрального офиса). У СРО, работающих в основном на Москву, есть своя специфика, есть много проблем, требующих обсуждения, характерных только для Москвы, и эти вопросы не интересны СРО, деятельность которых осуществляется в других регионах.

В апреле этого года по поручению ряда компаний я выступил с инициативой организации площадки (через создание рабочей группы при Координационном совете по саморегулированию), которая позволила бы нам обсуждать вопросы, общие для СРО (строительных, проектных, изыскательских организаций), работающих на территории Москвы, в том числе и организаций, работающих в Москве, но являющихся членами СРО других регионов. К сожалению, решений пока нет.

Очень острый вопрос касается компенсационного фонда. Саморегулирование предусматривает индивидуальную и коллективную ответственность, и компенсационный фонд предназначен для коллективного возмещения ущерба, причиненного одним из членов СРО. В соответствии с законодательством средства компенсационного фонда хранятся в банках. Но в последнее время у многих банков отзываются лицензии, в результате чего большое число строительных организаций потеряли право на профессиональную деятельность, так как лишились компенсационного фонда. Мы изучили этот вопрос, организовали его обсуждение на высоком профессиональном уровне с участием исполкома Общероссийского народного фронта. Решение части проблем зависит от нас самих. Например, наши СРО с самого начала своего существования держат средства компенсационного фонда не в одном, а в нескольких банках, что гарантирует сохранность статуса саморегулирования даже в случае отзыва лицензии у одного из них. Мы рекомендовали также поступать и другим СРО. Через НОСТРОЙ нам удалось добиться, чтобы до официальной ликвидации банка как юридического лица (а этот процесс обычно занимает 1,5–2 года) не считалось, что компенсационный фонд у организации, которая хранит деньги в этом банке, потерян. Мы дали свои предложения по его сохранности и использованию и продолжаем заниматься этим важным вопросом.

– Борис Леонидович, не секрет, что при создании саморегулирования отношение в российском обществе к СРО было неоднозначным. Меняется ли, на ваш взгляд, эта ситуация?

– Я сам когда-то относился к саморегулированию довольно скептически, но жизнь показала, что нужно срочно наводить порядок в строительной сфере. Я уверен, что отказ от лицензирования произошел не от того, что оно себя изжило. Ведь лицензионные организации обязаны были, выдавая лицензию на тот или иной вид работы, убедиться, что компания имеет все необходимое для качественного выполнения этих видов работ. Но в последнее время эти проверки, как правило, не проводились, а значительная часть лицензионных организаций просто продавала лицензии. Исправить это положение, на мой взгляд, обязаны были правоохранительные органы, а не инженерные службы.

В большей части организаций, выполняющих проектные, изыскательские, строительно-монтажные работы, были сокращены или отсутствовали инженерно-технические работники нужной квалификации и в количестве, необходимом для выполнения качественной работы. В 1990-е годы в строительную сферу пришло много людей, в том числе на руководящие должности, без строительного образования, и многие из таких лиц просто не понимали, к каким тяжелым последствиям это может привести. В те годы, создавая холдинг «Мост-Девелопмент», мне приходилось тратить много времени, убеждая своих партнеров в необходимости приема на работу специалистов профессионалов. Так поступали все профессиональные руководители, но, к сожалению, такими оказались далеко не все руководящие работники вновь созданных организаций. Это привело к тому, что в отдельных организациях всего один специалист с инженерным образованием ведет строительство десяти и более объектов. То же можно встретить и в организациях проектировщиков. Зачастую, гонясь за прибылью, проектные организации и заказчики при разработке рабочих чертежей серьезно отступают от положений, заложенных в утвержденном, прошедшем экспертизу проекте. Много было и других недостатков.

Увидев все это на этапе создания НП «Столица» СРОС и НП «Столица-Проект» СРО, я пришел к выводу, что необходимо изменить ситуацию, сложившуюся в строительной отрасли в период освоения рыночных принципов работы. И нужно это делать срочно. Саморегулирование призвано решить имеющиеся проблемы в тесном взаимодействии с госорганами. Все противники саморегулирования никаких иных механизмов наведения порядка не предлагают.

За прошедшие пять лет саморегулирование, можно сказать, состоялось. Это не значит, что в нем все благополучно, но сегодня есть правовая база, отработаны формы взаимодействия, осознано понимание наших возможностей. Саморегулирование наделено необходимыми полномочиями для исправления существующего положения.

Наша общая задача – быстрее исправить все огрехи и обеспечить выполнение всех требований безопасности строительной отрасли.

– Борис Леонидович, в заключение беседы позвольте задать немного личный вопрос. Вы всю жизнь занимаетесь любимым, но очень непростым делом, вам приходится постоянно быть в напряжении, решать сложнейшие вопросы. Вы считаете себя оптимистом?

– Безусловно. Когда-то замечательный строитель, один из моих учителей, заместитель министра обороны СССР Александр Николаевич Комаровский назвал меня неисправимым оптимистом. А без этого нельзя, иначе я не выполнил бы и половины из того, что мне удалось сделать.


Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 50/2019

Читать свежий номер

МосводоканалМосгазКростМИЦ
АКСИТЕХКоминвест-АКМТЛокоБанкШкола