ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Итоги вольной интерпретации


Не стоит путать структурные подразделения поставщика (подрядчика, исполнителя) с третьими лицами

Даже государственные органы не всегда в состоянии разобраться в хитросплетениях законов и нормативных актов, что вызывает разбирательства в арбитражных судах, которые можно было избежать. Дезориентация в юридических вопросах ведет, как будет показано ниже, даже к задержке реализации национальных программ из-за невозможности проведения закупок одним ведомством, вызванной надуманными доводами со стороны другого ведомства.

Министерство здравоохранения Российской Федерации (заявитель – Минздрав России) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Федеральной антимонопольной службе (ответчик – ФАС) о признании незаконным и отмене решения от 16.11.2017 № ЕГОЗ-059/17.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, арбитражный суд считает заявленные требования подлежащими удовлетворению, основываясь на следующем.

Отказ от ФАС

Как следует из материалов дела, Минздравом России 29.09.2017 на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (http://zakupki.gov.ru) были размещены: – извещение о проведении открытого конкурса на выполнение опытно-конструкторской работы в рамках реализации федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2015–2020 годы)» на тему: «Разработка реагент определения патогенных биологических агентов и их особенностей» (шифр «Реагент-Био») (извещение); – конкурсная документация на право заключения государственного контракта на выполнение опытно-конструкторской работы в рамках реализации федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2015–2020 годы)» на тему: «Разработка реагентно-программного комплекса для высокопроизводительного определения патогенных биологических агентов и их особенностей» (шифр «Реагент-Био») (документация).

На время и дату окончания подачи заявок (10 час. 00 мин. 20.10.2017) на участие в конкурсе поступила одна заявка: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» (МГУ) (заявка № 1).

Единой комиссией по осуществлению закупок путем проведения конкурсов, аукционов, запросов котировок, запросов предложений Минздрава России (Единая комиссия) была проведена процедура рассмотрения единственной заявки на участие в открытом конкурсе. По ее результатам заявка МГУ была признана надлежащей, а открытый конкурс – несостоявшимся по основанию, предусмотренному ч. 6 ст. 53 Закона № 44-ФЗ.

Министерством здравоохранения Российской Федерации в ФАС направлено письмо о согласовании заключения государственного контракта с единственным участником открытого конкурса – МГУ.

В результате заседания по рассмотрению обращения Минздрава России о согласовании возможности заключения государственного контракта с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) Комиссия ФАС России приняла оспариваемое решение, при этом обратив внимание, что из информации, указанной в платежном поручении (копия в составе заявки МГУ), не представляется возможным установить, что назначением платежа является обеспечение заявки МГУ.

Комиссией ФАС России принято решение об отказе Минздраву России в согласовании возможности заключения контракта на выполнение опытно-конструкторской работы в рамках реализации федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2015–2020 годы)» на тему: «Разработка реагентно-программного комплекса для высокопроизводительного определения патогенных биологических агентов и их особенностей» (номер извещения 0195100000217000346) с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) – МГУ.

Заявитель, полагая, что данное решение нарушает его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд с вышеназванным заявлением о его оспаривании.

История обеспечительных мер

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходит из следующего. Из п. 25 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ следует, что закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случае признания несостоявшимся открытого конкурса. Согласование заключения контракта в указанном случае проводится при осуществлении закупок для обеспечения федеральных нужд с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление контроля в сфере закупок, или контрольным органом в сфере государственного оборонного заказа. В соответствии с данным пунктом контракт должен быть заключен с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) на условиях, предусмотренных документацией о закупке, по цене, предложенной участником закупки, с которым заключается контракт.

Согласно ч. 2 ст. 53 Закона № 44-ФЗ, заявка на участие в конкурсе признается надлежащей, если она соответствует требованиям Закона № 44-ФЗ, извещению об осуществлении закупки или приглашению принять участие в закрытом конкурсе и конкурсной документации, а участник закупки, подавший такую заявку, соответствует требованиям, которые предъявляются к участнику закупки и указаны в конкурсной документации.

Частью 1 ст. 44 Закона № 44-ФЗ установлено, что при проведении конкурсов и аукционов заказчик обязан установить требование к обеспечению заявок. При этом обеспечение заявки на участие в конкурсе может предоставляться участником закупки путем внесения денежных средств или банковской гарантией. Выбор способа обеспечения заявки на участие в конкурсе осуществляется участником закупок.

Исходя из материалов дела, указанные требования установлены пунктом 14 извещения и разделом 5.5 документации, в соответствии с которыми размер обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе составляет 3% начальной (максимальной) цены государственного контракта, что составляет 1 158 322 (один миллион сто пятьдесят восемь тысяч триста двадцать два) руб. 50 коп.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 51 Закона № 44-ФЗ заявка на участие в открытом конкурсе должна содержать в том числе документы, подтверждающие внесение обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе (платежное поручение, подтверждающее перечисление денежных средств в качестве обеспечения заявки на участие в открытом конкурсе, или копия этого платежного поручения либо банковская гарантия, соответствующая требованиям ст. 45 Закона № 44-ФЗ).

В составе заявки МГУ на участие в конкурсе представлено платежное поручение на сумму 1 158 322 (один миллион сто пятьдесят восемь тысяч триста двадцать два) руб. 50 коп., что полностью соответствовало условиям извещения документации.

В качестве плательщика в указанном платежном поручении указан УФК по г. Москве (НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ), ИНН 29082090, КПП 772945017.

Что такое МГУ

Согласно п. 7 устава Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 28.03.2008 № 223, наименование «МГУ» является одним из официальных сокращенных наименований МГУ имени М.В. Ломоносова.

Вместе с этим п. 29 устава МГУ установлено, что основными структурными подразделениями Московского университета являются факультеты, научно-исследовательские институты, учебные и научные центры, музеи, научная библиотека, медицинский научно-образовательный центр, издательство и ботанический сад, а также филиалы и представительства.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 18.08.2011 № 1464-р (опубликовано в «Собрании законодательства Российской Федерации», 22.08.2011, № 34, ст. 5050) Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» и государственное учреждение «Научно-исследовательский институт физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова» реорганизованы в форме присоединения к университету с образованием на его основе структурного подразделения университета.

Как следует из сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о прекращении НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ (ОГРН 1027739843306, ИНН 7729330296, КПП 772901001) путем реорганизации в форме присоединения.

Таким образом, НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ с 20.11.2012 является структурным подразделением МГУ имени М.В. Ломоносова.

Указанный в платежном поручении от 13.10.2017 № 358143 ИНН 7729082090 присвоен МГУ имени М.В. Ломоносова, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 11.10.2017 №2683В/2017, представленной в составе заявки МГУ имени М.В. Ломоносова на участие в конкурсе.

Следовательно, платежное поручение от 13.10.2017 № 358143 в полной мере подтверждает обеспечение заявки МГУ имени М.В. Ломоносова на участие в открытом конкурсе № 0195100000217000346, так как: 1) НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского является структурным подразделением МГУ имени М.В. Ломоносова; указание официального сокращенного наименования «МГУ» в графе плательщик в полной мере идентифицирует МГУ имени М.В. Ломоносова в качестве участника закупки, в отношении которого представлено обеспечение заявки;

2) идентификационный номер налогоплательщика 7729082090 принадлежит Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», что прямо указано в заявке МГУ имени М.В. Ломоносова;

3) в графе назначение платежа прямо указано: обеспечение заявки на участие в открытом конкурсе на право заключения государственного контракта на выполнение опытно-конструкторской работы, шифр «Реагент-био»;

4) сумма платежного поручения соответствует требованиям конкурсной документации и поступила на счет заказчика вовремя. Учитывая изложенное, у Единой комиссии не было оснований для признания заявки МГУ имени М.В. Ломоносова на участие в открытом конкурсе ненадлежащей ввиду отсутствия оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 53 Закона № 44-ФЗ.

Надуманные доводы

При заключении государственного контракта государственный заказчик выступает участником гражданского оборота и субъектом экономической деятельности.

В силу п. 25 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ отказ ФАС России в согласовании возможности заключения контракта делает невозможным его заключение, в связи с чем при отсутствии законных оснований такой отказ является нарушением прав и законных интересов Минздрава России в сфере экономической деятельности.

Доводы ФАС России сводятся к тому, что перечисление денежных средств в качестве обеспечения заявки (ч. 1 ст. 44 , п. 5 ч. 2 ст. 51, п. 25 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ) со счета структурного подразделения МГУ – Научно-исследовательского института физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского МГУ (далее – Институт) – представляет собой исполнение обязательства третьим лицом.

Ссылаясь на п. 3 ст. 313, п. 5 ст. 448 ГК РФ, ФАС России утверждает, что у нее не имелось обязанности принимать обеспечение заявки от третьего лица, и на этом основании полагает оспариваемое решение законным.

Между тем доводы ФАС России основаны на неправильном толковании норм права и, по мнению МГУ, носят надуманный характер.

Статья 313 ГК РФ регулирует вопросы исполнения обязательства третьим лицом.

К участникам гражданских правоотношений относятся граждане (физические лица) и юридические лица, а также публично-правовые образования (абз. 2 п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Приведенному определению Институт не отвечает с 20.11.2012, когда в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о реорганизации одноименного юридического лица в форме присоединения к МГУ на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 18.08.2011 № 1464-р (распоряжение № 1464-р).

Наличие же у Института статуса обособленного подразделения (ч. 2 ст. 19 НК РФ) не дает оснований для того, чтобы считать Институт юридическим лицом после 20.11.2012.

Ссылка ФАС России на судебные акты по делу № А24-1306/2015 и на письмо Минэкономразвития России от 10.08.2016 № Д28и-2012 безосновательна.

Как в указанных судебных актах, так и в указанном письме речь идет именно о третьих лицах в смысле ст. 313 ГК РФ, а никак не об обособленных подразделениях одного юридического лица.

Напротив, судебной практикой подтверждается как универсальное правопреемство между реорганизованными распоряжением № 1464-р юридическими лицами и МГУ, так и тот факт, что на базе этих юридических лиц созданы структурные подразделения МГУ, не имеющие статуса юридического лица (дела № А40-236501/2016, А41-44894/2017).

Несоответствие действительности

То обстоятельство, что ФАС России не знала об отсутствии у Института статуса юридического лица и о том, что Институт является структурным подразделением МГУ, также не свидетельствует о законности оспариваемого решения. Правовое положение структурных подразделений МГУ определено специальной нормой ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 10.11.2009 № 259- ФЗ «О Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете», в силу которой в МГУ входят филиалы, представительства, факультеты и иные структурные подразделения без прав юридического лица. ФАС России была не вправе не применять данную норму.

Кроме того, распоряжение № 1464-р было в установленном порядке опубликовано, на что обоснованно указывает Минздрав России; по прямому указанию ч. 4 ст. 23 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» распоряжение № 1464-р носит обязательный характер, в том числе и для ФАС России.

Таким образом, судом установлено, что выводы, изложенные в обжалуемом решении ФАС России, не соответствуют действительности.

Учитывая изложенное, требования заявителя подлежат удовлетворению ввиду наличия оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 201 АПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) – незаконными.

На основании изложенного суд решил признать незаконным и отменить решение ФАС России от 16.11.2017 № ЕГОЗ-059/17.

Текст: Дмитрий Симонов



Назад в раздел