ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Искусство перевода стрелок


Заказчику не удалось переложить свою вину в срыве контракта на подрядчика

Победителю конкурса в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) вряд ли стоит почивать на лаврах, заполучив желанный госконтракт. Помимо желания и возможностей для выполнения своих обязательств ему требуются определенные условия, а вот они-то зачастую зависят от заказчика, который не всегда торопится их создать. Что получается, когда именно так складываются обстоятельства, рассмотрим на примере из судебной практики.

Администрация городского округа Щербинка (истец) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «АСКОТ» (ответчик) о взыскании по муниципальному контракту от 27 декабря 2016 года неустойки в размере 7 400 004 руб. 70 коп. и штрафа в размере 2 189 435 руб. 78 коп.

Ответчик возразил против удовлетворения заявленных требований, изложив свои доводы в письменном отзыве. Рассмотрев заявленные требования, выслушав представителей сторон, исследовав и оценив в материалах дела доказательства, суд пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 27 декабря 2016 года между истцом (заказчиком) и ответчиком (генеральным подрядчиком) был заключен муниципальный контракт на выполнение работ по строительству (реконструкция, дострой) «Детского сада на 120 мест по адресу: г. Москва, город Щербинка, ул. Индустриальная, дом 15». Цена контракта составила 43 788 715 руб. 58 коп.

Пунктами 3.1., 3.2. муниципального контракта предусмотрено, что датой начала работ по контракту является дата подписания контракта. Работы должны быть выполнены в течение 129 дней с момента заключения контракта, то есть до 4 мая 2017 года.

В обоснование исковых требований истец указал, что ответчик в нарушение п. 5.4.25. муниципального контракта не предоставил заказчику информацию о субподрядчиках, в нарушение п. 5.12. муниципального контракта не обеспечил охрану объекта, в связи с чем истец на основании п. 7.7. муниципального контракта начислил штраф в размере 5% от цены контракта в сумме 2 189 435 руб. 78 коп.

Кроме того, по состоянию на 23 августа 2017 года ответчик не выполнил обязательства по контракту, просрочка составила 111 дней, в связи с чем истец на основании п.п. 7.5., 7.6. муниципального контракта начислил неустойку в размере 7 400 004 руб. 70 коп.

23 августа 2017 года истец направил в адрес ответчика уведомление от 21 августа 2017 года об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Суд считает, что исковые требования не подлежат удовлетворению в связи со следующим.

Тяни-толкай

Спорный контракт был заключен на дострой объекта, выполнение строительства которого осуществлялось победителем закупки – ООО «СтройГарант» по контракту от 14.09.2015, который впоследствии был расторгнут 18.08.2016, и вся документация на ранее выполненные работы и работы, являющиеся предметом контракта, находилась у истца.

Согласно п. 1 ст. 718 ГК РФ, заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмотренных договором подряда, оказывать подрядчику содействие в выполнении работы. Пунктом 5.2. муниципального контракта предусмотрено, что заказчик обязан предоставить генеральному подрядчику полную информацию о техническом заказчике, передать проектную документацию на строительство (реконструкция, дострой) в объеме утвержденного проекта.

Как установлено судом, проектная документация на строительство (реконструкция, дострой) в объеме утвержденного проекта не была передана генеральному подрядчику.

Переданная проектная документация имела существенные недостатки, что не позволяло начать работы в соответствии с условиями муниципального контракта и требовало доработки со стороны истца. Разрешение на строительство было выдано без учета изменения сроков выполнения работ по муниципальному контракту.

Как установлено судом, ответчик предупреждал истца о не зависящих от ответчика обстоятельствах, о невозможности выполнения работ и неоднократно обращался за содействием (ст. 716 ГК РФ). Ввиду того, что генеральному подрядчику не была передана в полном объеме согласованная контролирующими органами рабочая документация «в производство работ», а также исполнительная документация по ранее выполненным предыдущим подрядчиком работам, в связи с чем генеральный подрядчик не имел возможности выполнять работы по муниципальному контракту, и письмом от 20.03.2017 (получено 21.03.2017) он уведомил о приостановке работ по контракту.

Истец сообщил ответчику о том, что проектная и рабочая документация передана по накладной от 27.12.2016, исполнительная документация выдана по реестру от 23.01.2017, технические вопросы относятся к компетенции технического заказчика (ООО «ОблСтройИнвест») и решаются в рабочем порядке.

Ответчик обратился к истцу письмом от 07.04.2017 (получено 10.04.2017), где указал о необходимости передачи исполнительной документации, рабочей, проектной документации, сообщил о невозможности возобновления работ и о продолжении приостановки работ на объекте. Кроме того, ответчик обратил внимание на то, что документы, на которые ссылается истец, не позволяют установить, что документация передана в предусмотренном контрактом объеме.

Письмом от 03.05.2017 (получено 05.05.2017) ответчик уведомил истца о невозможности выполнения работ в установленный срок, поскольку в здании детского сада повреждена разводка по этажам кабеля электроснабжения и электроосвещения, выполненного предыдущим подрядчиком; частично повреждена отделка стен и потолков второго и третьего этажей, выполненная предыдущим подрядчиком, вследствие протечек с незакрытых технологических отверстий кровли; замусорены и частично завалены землей колодцы ливневой и хозяйственно-бытовой канализации, выполненные предыдущим подрядчиком; частично повреждено вентиляционное оборудование, переданное Администрацией городского округа Щербинка «в монтаж» предыдущему подрядчику.

В письме от 12 мая 2017 года истец указал ответчику на то, что считает возможным освободить генерального подрядчика от ответственности за нарушение сроков выполнения работ вследствие непреодолимой силы до 30 июля 2017 года.

Не дают работать – расторгай контракт

В соответствии с п. 15 ст. 48 Градостроительного кодекса РФ проектная документация утверждается застройщиком, техническим заказчиком. Исходя из положений ст. 740 ГК РФ, к существенным условиям договора строительного подряда относятся предмет договора (в состав которого входят виды, объем выполняемых работ, предъявляемые к ним требования), сроки выполнения работ, а также цена. В соответствии со ст. 743 ГК РФ объем, содержание работ и другие требования, предъявляемые к ним, определяются технической документацией.

Ответчик был лишен возможности выполнять работы в строгом соответствии с утвержденной документацией по причинам, обусловленным отсутствием встречного исполнения со стороны истца по ее предоставлению, согласованию, получения положительного заключения экспертизы (пункт 5.2. муниципального контракта, п. 1 ст. 718, ст. 740 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 719 ГК РФ подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление технической документации, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (ст. 328 ГК РФ). Пункт 2 ст. 719 ГК РФ предусматривает право подрядчика при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 719 ГК РФ, на отказ от исполнения договора и требование возмещения убытков.

Пунктом 8 ст. 95 Закона № 44-ФЗ предусмотрена возможность расторжения контракта по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения в соответствии с гражданским законодательством.

Пункт 19 ст. 95 ФЗ № 44-ФЗ предусматривает право поставщика (подрядчика, исполнителя) принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, если в контракте было предусмотрено право заказчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Пункт 11.1. муниципального контракта предусматривает, что он может быть расторгнут в одностороннем порядке в соответствии с законодательством РФ.

Ответчик при заключении контракта исходил из предоставления ему возможности выполнять работы в согласованный срок, а также из того, что приостановка и невозможность их выполнения не будут обусловлены действиями истца в столь длительный период времени, что чревато для генерального подрядчика убытками.

Игра на опережение

Ответчик, руководствуясь ст.ст. 716, 719 ГК РФ, 22 августа 2017 года направил в адрес истца письмо от 22.08.2017 о расторжении муниципального контракта в связи с непредоставлением со стороны истца/заказчика необходимой для выполнения работ документации, отсутствием согласования со стороны заказчика проектных решений, предоставления исполнительной документации по части работ, выполненных до заключения контракта, отсутствием со стороны заказчика действий, направленных на исполнение контракта.

Уведомление передано непосредственно истцу 22.08.2017, а также направлено средствами почтовой связи 22.08.2017 в 8:57 заказным письмом с уведомлением, с описью вложения.

После получения от ответчика уведомления от 22.08.2017 о расторжении контракта истец также направил 23.08.2017 уведомление от 21.08.2017 об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Однако отказ истца от контракта нельзя признать правомерным, поскольку он сделан после того, как такое решение принято со стороны ответчика.

При указанных обстоятельствах муниципальный контракт считается расторгнутым генеральным подрядчиком на основании п. 2 ст. 719 ГК РФ, п. 19 ст. 95 ФЗ № 44-ФЗ в связи с невыполнением заказчиком обязательств по контракту.

Истец – не молодец

Как установлено судом, истец обратился в Федеральную антимонопольную службу по г. Москве с заявлением о включении ответчика в Реестр недобросовестных поставщиков по факту одностороннего расторжения контракта. После проведения проверки Федеральной антимонопольной службой по г. Москве принято решение об отсутствии оснований для включения в реестр ответчика, установлены факты неоднократного обращения ответчика к истцу о предоставлении документации, факт одностороннего отказа от контракта со стороны ответчика, добросовестное поведение ответчика в ходе исполнения контракта.

Таким образом, документально подтверждено, что истцом нарушена обязанность по оказанию ответчику содействия в ходе выполнения работ, передаче документации.

В соответствии с п. 3 ст. 405, п. 1 ст. 406 ГК РФ ответчик не считается просрочившим обязательства, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки истца.

Согласно п. 7.11. контракта, сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом, произошло вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны. Из части 9 ст. 34 Закона

№ 44-ФЗ следует, что сторона освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пени), если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, предусмотренного контрактом, произошло по вине другой стороны.

Таким образом, действующее законодательство позволяет освободить подрядчика от применения к нему штрафных санкций в случае встречного неисполнения заказчиком договорных обязательств. Поскольку истец не оказывал ответчику должного содействия при выполнении работ по контракту, он не вправе требовать взыскание неустойки за нарушение сроков выполнения работ.

Сделано все что можно

Причиной неисполнения контракта послужило наличие обстоятельств, затрудняющих/делающих невозможным выполнение работ по причинам, не связанным с генеральным подрядчиком: непредоставление со стороны истца проектной документации на строительство (реконструкция, дострой) в объеме утвержденного проекта, непередачи строительной площадки. При отсутствии встречного неисполнения со стороны истца ответчик приостановил работы, а впоследствии правомерно отказался от исполнения контракта. Доказательств, подтверждающих, что просрочка исполнения обязательства не препятствовала выполнению работ

в установленные сроки, истец суду не представил.

В силу п. 1 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оснований для привлечения ответчика к ответственности за нарушение сроков выполнения работ по контракту не имеется в связи с допущенной истцом просрочкой исполнения своего обязательства, препятствовавшей выполнению ответчиком работ в установленные контрактом сроки.

Как установлено судом, ответчик выполнял те работы, которым ничего не препятствовало, в результате предъявил к выполнению (были подписаны акты) на общую сумму 6 751 655,04 руб. (проведение работ внутри здания).

Перечень работ, согласованный в форме № 1 (получено с сайта zakupki.ru), позволяет установить, что контрактом предусмотрено: выполнение работ по созданию внутриплощадочных сетей электроснабжения, сетей водоснабжения, водоотведения, тепловых сетей, сетей связи, устройство планировки территории, подъездов, тротуаров, отмостки, озеленение, выполнение которых не было возможно по причинам, не связанным с ответчиком.

Из экспликации зданий и территории, выкопировки из проектной документации усматривается, что участок, выделенный под строительство, находится в зоне застройки многоэтажными домами, использование участков вне предоставленного под строительство не предусмотрено. На строительной площадке проходят подземные коммуникации, подлежащие монтажу, не проходят линии электропередач и связи.

До начала производства работ истец должен был передать разрешение на производство строительно-монтажных работ, открыть ордер, обеспечить договоры на электроэнергию и воду согласно договорам на проектирование временных сетей, предоставленных истцом. Способы производства работ основываются в ППР, где, исходя из возможностей строительной организации и особенностей площадки строительства, принимается решение по способу ведения работ.

Нет оснований

При указанных обстоятельствах ответчик не считается просрочившим свои обязательства, в связи с чем суд признает заявленные истцом требования о взыскании по муниципальному контракту от 27 декабря 2016 года неустойки в размере 7 400 004 руб. 70 коп. не подлежащими удовлетворению, поскольку материалами дела подтвержден факт ненадлежащего выполнения истцом взятых на себя обязательств по контракту.

Требование истца о взыскании на основании п. 7.7. муниципального контракта штрафа в размере 5% от цены контракта в сумме 2 189 435 руб. 78 коп. суд также признает не подлежащим удовлетворению в связи со следующим.

Истец указал, что ответчик в нарушение п. 5.4.25. муниципального контракта не предоставил заказчику информацию о субподрядчиках, в нарушение п. 5.12. муниципального контракта не обеспечил охрану объекта.

Вместе с тем доказательств того, что у ответчика имелись субподрядчики, истец не представил, соответственно, не доказал то обстоятельство, что у ответчика имелась обязанность по предоставлению информации о субподрядчиках.

Оснований считать ответчика нарушившим положения п. 5.12. муниципального контракта у суда не имеется, поскольку ответчик не мог приступить к выполнению работ по вине заказчика, вследствие чего у ответчика не было обязанности по охране объекта. Кроме того, в муниципальном контракте не предусмотрено, с какого момента генеральным подрядчиком должны осуществляться услуги охраны, конкретные условия по обеспечению охраны объекта не приведены.

Также истец не указал, в чем выразилось нарушение контракта со стороны ответчика, каким пунктом контракта предусмотрено исполнение обязательства, ответственность за которое предусмотрена п. 7.7. контракта, при каких обстоятельствах наступает ответственность.

В удовлетворении исковых требований суд решил отказать.

Текст: Дмитрий Симонов



Назад в раздел
КростМИЦМОЭСКТеплоцентрстрой
ПНСRaexpertМОСПРОМСТРОЙВК