ПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятый

Изменить или расторгнуть?


Если с исполнением госконтракта что-то пошло не так.

О порядке изменения и расторжения государственных (муниципальных) контрактов, практических вопросах одностороннего отказа от их исполнения рассказывает генеральный директор ООО «Фортис Консалт» Елена Миклашевская.

В рамках действующего законодательства о контрактной системе у сторон государственного (муниципального) контракта при его исполнении достаточно часто возникают вопросы о необходимости внесения изменений в контракты, заключенные по результатам конкурентных процедур (например, изменение сроков выполнения работ, поставки товаров, увеличение объема выполняемых работ более чем на 10% и т.д.).

Правовые основания для изменения или расторжения государственных (муниципальных) контрактов предусматриваются прежде всего положениями ст.ст. 34 и 95 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Следует отметить, что частично в названный закон перенесены нормы из действовавшего ранее Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», в настоящее время утратившего силу.

Этим законом также допускалась возможность в ходе исполнения контракта на выполнение работ, в том числе работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, изменить не более чем на 10% предусмотренный контрактом объем работ при изменении потребности в работах, на выполнение которых заключен контракт, или при выявлении потребности в дополнительном объеме работ, не предусмотренных контрактом, но связанных с работами, предусмотренными контрактом (ст. 65 Закона).

Правовая конструкция, закрепленная в действующем Законе № 44-ФЗ (Закон о контрактной системе), предусматривает расторжение контракта по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством (ч. 8 ст. 9 Закона о контрактной системе).

Законность дополнительного соглашения

По общему правилу, закрепленному в ст. 34 Закона о контрактной системе, контракт заключается на условиях, предусмотренных извещением об осуществлении закупки или приглашением принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документацией о закупке, заявкой, окончательным предложением участника закупки, с которым заключается контракт.

В соответствии с ч. 2 ст. 34 Закона о контрактной системе при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных ст. 95 Закона о контрактной системе.

При наличии перечисленных в статье оснований у сторон контракта имеется возможность заключить дополнительное соглашение об изменении существенных условий контракта.

Перечень является исчерпывающим, и по иным основаниям вносить изменения в условия контракта не допускается.

Однако на практике очень часто возникают ситуации, при которых дальнейшее исполнение контракта становится невозможным либо сторонам требуется внести изменения в контракт, и порой стороны контракта идут на риск и заключают дополнительные соглашения о продлении срока исполнения контракта.

Такие действия сторон могут привести к привлечению виновных лиц к административной ответственности.

Не удивительно, что за период действия Закона о контрактной системе у заказчиков и подрядчиков (поставщиков), антимонопольных органов и судов накопилось множество практических вопросов применения положений закона.

Спорные вопросы судебной практики применения законодательства о контрактной системе были проанализированы Верховным Судом Российской Федерации, и в результате Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28 июня 2017 года утвержден «Обзор судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (Обзор).

Одним из наиболее важных выводов, содержащихся в Обзоре, стал п. 9, в котором Верховный Суд РФ разъяснил, что стороны не вправе дополнительным соглашением изменять сроки выполнения работ по контракту, если иное не установлено законом и заключенным в соответствии с ним контрактом.

Дополнительное соглашение, предусматривающее изменение сроков исполнения контракта, является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ, ч. 2 ст. 8, п. 2 ст. 34, п. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе).

Ранее позиция о недопустимости заключения дополнительного соглашения о продлении срока была отражена в письме Минэкономразвития России от 31.03.2017 г. № ОГ-Д28-4011, согласно которому, изменение условий контракта допускается только в случаях, предусмотренных Законом о контрактной системе. Согласно положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации, контракт заключается в соответствии с планом-графиком и оплачивается в пределах лимитов бюджетных обязательств.

Вместе с тем в ряде случаев продление срока действия контракта признается судами допустимым.

Когда возможно продление сроков

Заслуживает внимания п. 10 Обзора, согласно которому в случае, если заказчик не совершил действия, до совершения которых исполнитель контракта не мог исполнить своего обязательства, исполнитель не считается просрочившим, а сроки исполнения обязательств по контракту продлеваются на соответствующий период просрочки заказчика.

Данная позиция основана на положениях п. 3 ст. 405, п. 1 ст. 406 ГК РФ, согласно которым должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Таким образом, при просрочке исполнения заказчиком своих обязательств срок выполнения работ подрядчиком продлевается на период, соответствующий просрочке.

Кроме того, неустойка за просрочку не подлежит начислению и взысканию. Так, Арбитражный суд г. Москвы в решении от 13 декабря 2017 года по делу № А40-144760/17-91-1267 указал, что на день принятия решения заказчика об отказе от исполнения контракта срок выполнения работ по внедрению энергосберегающих мероприятий нельзя признать истекшим по вине исполнителя, поскольку процедура оформления пропусков, без которых сотрудники исполнителя не имели доступ к объектам и не могли выполнять работы и которая привела к увеличению срока выполнения работ, относилась к действиям заказчика.

Также в анализируемом решении суда содержится важный вывод, смысл которого заключается в том, что действия заказчика по одностороннему отказу не должны противоречить п.п. 5, 6 ст. 450.1 ГК РФ.

Согласно п. 5 ст. 450.1. ГК РФ, в случаях если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается.

Постановлением от 16.02.2018 г. Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-3578/2018-ГК по делу № А40-144760/17-91-1267 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В рассматриваемом решении Арбитражного суда г. Москвы от 13 декабря 2017 года по делу № А40-144760/ 17-91-1267 судом также было установлено, что после направления мотивированного отказа от исполнения контракта, предметом которого являлось выполнение работ, направленных на энергосбережение и повышение энергетической эффективности использования энергетических ресурсов, заказчик продолжал исполнять договор, в частности, создал комиссию для установления фактического количества светодиодных ламп, установленных на объектах энергосбережения; по результатам работы комиссии утверждена сводная ведомость, в соответствии с которой на объектах заказчика были установлены осветительные приборы в большем количестве, чем предусмотрено в техническом задании; заказчику были направлены акты сдачи-приемки работ; вместе с тем заказчик уклонялся от подписания указанных актов; кроме того, акты сдачи-приемки работ были переданы заказчику до истечения срока, установленного ч. 14 ст. 95 Закона о контрактной системе, что влечет обязанность заказчика отменить решение об одностороннем отказе.

Суд, сославшись на положения статьи 166 ГК РФ и статьи 168 ГК РФ, принял решение о признании уведомления об одностороннем отказе от исполнения контракта недействительным.

Принимая во внимание изложенное и исходя из принципа добросовестного поведения сторон, вышеуказанная позиция суда является правильной.

Когда оплата увеличения цены контракта более чем на 10% возможна

Далее в п. 12 Обзора Верховный суд РФ указал, что стороны государственного (муниципального) контракта по общему правилу не вправе заключать дополнительное соглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Исключение составляют только случаи, которые перечислены в пунктах 2–7 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе. Условие дополнительного соглашения, увеличивающее цену контракта более чем на 10%, является ничтожным в соответствующей части (п. 2 ст. 168 ГК РФ, ч. 2 ст. 8, п. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе).

В связи с изложенным суды удовлетворяют требование об оплате согласованных с заказчиком дополнительных объемов только в размере, не превышающем 10% от цены контракта.

Вместе с тем в отдельных случаях судами удовлетворяется требование об оплате дополнительных строительных работ по государственному контракту.

При этом учитывается специфика отношений, складывающихся в сфере строительства, которая уже в силу своего существа создает возможность выявления в ходе исполнения обязательства дополнительных работ; суды ссылаются на приоритетное применение норм статьи 743 ГК РФ наряду с положениями Закона о контрактной системе, согласно которой подрядчик, обнаруживший в ходе строительства не учтенные в технической документации работы и в связи с этим необходимость проведения дополнительных работ и увеличения сметной стоимости строительства, обязан сообщить об этом заказчику и обосновать необходимость немедленных действий в интересах заказчика.

В силу п. 5 ст. 743 ГК РФ при согласии заказчика на проведение и оплату дополнительных работ подрядчик вправе отказаться от их выполнения лишь в случаях, когда они не входят в сферу профессиональной деятельности подрядчика либо не могут быть выполнены подрядчиком по не зависящим от него причинам.

При этом с учетом положений ст. 8, ч. 5 ст. 24 Закона о контрактной системе увеличение объема работ по государственному (муниципальному) контракту, в том числе когда такое увеличение превышает 10%, допустимо исключительно в случае, если их невыполнение грозит годности и прочности результата выполняемой работы.

К дополнительным работам, подлежащим оплате заказчиком, также могут быть отнесены исключительно те работы, которые, исходя из имеющейся информации на момент подготовки документации и заключения контракта, объективно не могли быть учтены в технической документации, но должны быть произведены, поскольку без их выполнения подрядчик не может приступать к другим работам или продолжать уже начатые либо ввести объект в эксплуатацию и достичь предусмотренного контрактом результата.

Вышеуказанные условия для оплаты дополнительно выполненных работ, цена которых превышает 10% от цены контракта, должны быть соблюдены одновременно.

При несоблюдении условий подрядчик рискует выполнить дополнительный объем несогласованных работ за свой счет.

Так, суд кассационной инстанции направил дело по иску подрядчика о взыскании задолженности по муниципальному контракту на выполнение работ по усилению строительных конструкций на новое рассмотрение, поскольку судами первой и апелляционной инстанций не были рассмотрены вопросы объективной невозможности предусмотреть в документации о закупке работ, связанных с устранением и приведением в должное состояние спорных участков, исходя из имеющейся информации на момент подготовки соответствующей документации и заключения контракта, равно как и вопросы о невозможности выполнения данных работ иным лицом без увеличения стоимости контракта.

В такой ситуации суд счел выводы судебных инстанций о наличии оснований для оплаты дополнительных работ, превышающих цену контракта более чем на 10%, преждевременными (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.10.2017 № Ф02-4185/2017 по делу № А33-21216/2016).

Также хотелось бы отдельно остановиться на пунктах 14, 15 Обзора, в которых суд анализирует основания и процедуру одностороннего отказа от исполнения контракта.

Как следует из п. 14 Обзора, отсутствие в государственном (муниципальном) контракте упоминания о каком-либо конкретном существенном нарушении обязательств, являющемся основанием для одностороннего отказа, не может свидетельствовать об отсутствии у стороны такого права, если в контракте содержится общее указание на односторонний отказ.

Таким образом, для реализации права на односторонний отказ достаточно закрепить в контракте право на расторжение в одностороннем порядке. При этом конкретные основания перечислять не требуется.

В гражданском законодательстве основания для одностороннего отказа зависят от предмета контракта: для поставки, выполнения работ и оказания услуг предусматриваются самостоятельные случаи, которые предоставляют право заказчику или поставщику (подрядчику, исполнителю) расторгнуть контракт в одностороннем порядке.

Например, при поставке товара пунктами 1 и 2 статьи 523 ГК РФ предусматривается односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение в случае существенного нарушения договора одной из сторон в случаях:

– поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок;

– неоднократного нарушения сроков поставки товаров.

Возможность одностороннего отказа от исполнения контракта при выполнении работ с недостатками предусматривается ст. 723 ГК РФ. Согласно п. 3 этой статьи, если недостатки результата работы существенны или неустранимы, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков (определение Верховного Суда Российской Федерации № 305-ЭС15-7522, «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016)», утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016). Возможность одностороннего отказа от исполнения контракта при оказании услуг допускается положениями ст. 782 ГК РФ.

При этом ранее в совместном письме Минэкономразвития России № 324-ЕЕ/Д28и, ФАС России № АЦ/9777/16 от 18.02.2016 г. рекомендовали с целью надлежащей защиты прав и законных интересов заказчика и поставщика включать в проект контракта перечень случаев одностороннего отказа, являющихся основаниями, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации.

Вместе с тем с учетом позиции Верховного Суда РФ в контракте достаточно общего указания на право на односторонний отказ. Неуказание в контракте какого-либо конкретного существенного нарушения обязательства, являющегося основанием для одностороннего отказа, не может свидетельствовать об отсутствии у стороны такого права при наличии соответствующего основания в ГК РФ.

Далее, в п. 15 Обзора Верховный Суд РФ разъяснил, что стороны государственного (муниципального) контракта вправе конкретизировать признаки существенного нарушения обязательства, совершение которого является надлежащим основанием для одностороннего отказа от исполнения контракта (например, предусмотреть право заказчика на односторонний отказ при просрочке передачи результата подрядчиком более чем на 30 дней, а не на 7 дней, как предусматривается общими нормами ГК РФ).

При этом суд отметил, что срок для возникновения права на односторонний отказ в данном случае является разумным и не прикрывает фактически увеличение общего срока выполнения работ.

Текст: Ирена Татонова



Назад в раздел
ИНАТеплоцентрстройМосгазМосводоканал
МОСПРОМСТРОЙФУДЛокоБанкСтроительная