НулевойПервыйВторойТретийЧетвертыйПятыйШестойСедьмойВосьмойДевятыйДесятыйОдиннадцатыйДвеннадцатыйТринадцатый

Простота хуже воровства. К чему приводит невнимательное изучение документов


В июле 2010 года в Градостроительный кодекс РФ были внесены очередные изменения. В частности, 52-я его статья дополнена частью 3.1, которая придает большой вес саморегулируемым организациям. Там говорится, что если работы, связанные с организацией строительства, реконструкции или капитального ремонта объекта включены в специальный перечень, то предприятие должно иметь свидетельство СРО о допуске к ним, где помимо прочего оговаривается предельная сумма контракта, который она имеет право заключить. Хотя с момента появления этой законодательной новеллы прошло два года, не все относятся к ней с должной степенью серьезности, что приводит к печальным последствиям.


Особенности корпоративного тендера

Описанный ниже случай произошел при проведении корпоративного тендера. Однако в данном случае это большого значения не имеет, потому что с тем же успехом аналогичная история могла случиться и на торгах, связанных с государственным заказом.

Весной прошлого года ЗАО «Энергосервис-Инвест» организовало от имени и по поручению ОАО «Нижне-Бурейская ГЭС» открытый конкурс, предметом которого был договор генерального подряда на строительство новой гидроэлектростанции каскада на реке Бурее.

Подробно рассказывать читателям о таком знаменитом сооружении, как НижнеБурейская ГЭС, наверное, большого смысла не имеет. Ведь это предмет гордости отечественной электроэнергетики в целом и лично Анатолия Чубайса в частности – крупнейшая гидроэлектростанция, возведение которой началось в постсоветское время.

Извещение № 29956 (лот № 11-СТР-2012-НБГЭС) было опубликовано 16 апреля минувшего года на сайте электронной торговой площадки B2B-Energo. В документе монтаж», «ЭСКО ЕЭС» и «Буреягэсстрой». Еще два предприятия – ООО «Электрострой Сириус» и ВО «Технопромэкспорт» – отослали свои документы уже в мае.


Если нельзя, но очень хочется…

Заявка одной из этих фирм – ОАО «Буреягэсстрой» – была отклонена, потому что «Союз строителей Амурской области» предоставил ей право заключать контракты, связанные со строительством, реконструкцией и капитальным ремонтом объектов, стоимость которых не превышает 10 млрд руб.

Тем не менее поучаствовать во вкусных торгах компании очень хотелось. Поэтому ее руководство начало добиваться того, чтобы «Союз строителей Амурской области» изменил выданное «Буреягэсстрою» свидетельство, предоставив последнему право заключать контракты на строительство объектов, стоимость которых превышает 10 млрд руб.

Это оказалось посильной задачей. Однако чтобы ее решить, потребовалось некоторое время, в течение которого произошло одно важное событие. В два часа пополудни 7 июня конкурсная комиссия вскрыла электронные конверты с заявками претендентов.

Документа, который давал бы «Буреягэсстрою» право получить генеральный подряд на строительство Нижне-Бурейской ГЭС, на тот момент у фирмы не было.

Новое свидетельство «Союза строителей Амурской области» компания направила на электронный адрес организатора конкурса лишь через месяц – 10 июля минувшего года.

В конкурсной документации был прописан порядок подачи заявок. Там подчеркивалось, что изменять их или дополнять новыми документами можно лишь до момента вскрытия конвертов. Значит, присланное 10 июля свидетельство не могло быть принято комиссией.

Были и другие причины для отклонения заявки «Буреягэсстроя». Она не содержала полного комплекта документов субподрядной организации ОАО «Гидропроект имени С.Я. Жука», который подтверждал бы тот факт, что возможности этой организации соответствуют требованиям конкурсной документации. В частности, отсутствовала копия бухгалтерского баланса с информацией о прибылях и убытках на последнюю отчетную дату 2012 года.

Наконец, заявку подписал однофамилец генерального директора компании Геннадия Кузнецова В.В. Кузнецов, который располагал только бумажным вариантом доверенности на право совершать действия от имени «Буреягэсстроя», в то время как в конкурсной документации специально оговаривалось, что юридическую силу имеют лишь электронные документы, а бумаги нужны только для подтверждения их подлинности.

Прочтя пакет электронных документов компании, члены комиссии с удивлением обнаружили файл с доверенностью, которая была выдана Кузнецову на право представлять интересы «Буреягэсстроя» во время совсем других торгов – открытого одноэтапного конкурса на подготовку котлована для установки основных бетонных сооружений Нижне-Бурейской ГЭС. Извещение об их проведении появилось на сайте торговой площадки B2B-Energo в начале марта 2012 года № 29552 (лот № 10-СТР-2012-НБГЭС).

Электронный же вариант доверенности на проведение конкурса № 29956 по непонятным причинам не был включен в заявки. Возможно, причиной тому была банальная оплошность составителей, но какое это могло иметь значение?

В п. 1.2.6 конкурсной документации было четко написано, что если сведения в бумажной и электронной заявках противоречат друг другу, то преобладающую силу имеет последняя. Несогласие же претендента с этим положением рассматривается системой B2B-Energo как уклонение от взятых на себя обязательств и ведет к его исключению из числа участников торгов, что и было в данном случае сделано.


Как началась борьба

Компания не согласилась с выводами комиссии, и 31 июля направила в Федеральную антимонопольную службу России жалобу ОАО «Буреягэсстрой» на действия организатора конкурса, ЗАО «Энергосервис-Инвест» и конкурсной комиссии.

В тексте жалобы говорилось, что оснований для отклонения заявки «Буреягэсстроя» не было, более того, оно создало преимущественные условия другим участникам конкурса. По мнению руководства компании, все поданные ею документы были оформлены корректно, в полном соответствии с требованиями конкурсной документации и извещения о проведении торгов и не содержали противоречий.

Комиссия ФАС рассмотрела жалобу очень оперативно, на следующий день после ее поступления. Примечательно, что этого срока хватило, для того чтобы «Буреягэсстрой» несколько изменило позицию: 1 августа его представитель уже не стал настаивать на том, что в документах отсутствовали противоречия. Он признал, что выданная ему бумажная доверенность не соответствует той, которая была включена в электронную версию заявки.

Стало быть, требования конкурсной документации оказались нарушены. При этом, правда, подчеркнул, что в письменной форме был представлен оригинал документа.

Комиссия ФАС России приняла к сведению то, что представитель компании-заявителя признал факт несоответствия электронной доверенности требованиям проводимого конкурса, и отразила этот факт в тексте своего решения.

Антимонопольщики также обратили внимание на то, что заявка не содержала полного комплекта документов субподрядной организации ОАО «Гидропроект им. С.Я. Жука».

Однако главным аргументом не в пользу заявителя стало то, что на момент вскрытия конвертов у «Буреягэсстрой» имелось лишь свидетельство саморегулируемой организации о допуске к строительству объектов, стоимость которых не превышает 10 млрд руб. Начальная же сумма контракта была вдвое больше.

Представитель компании в ответ на это заметил, что 10 июля на электронный адрес организатора конкурса было направлено новое свидетельство «Союза строителей Амурской области», где такого ограничения уже не было.

Однако представитель ЗАО «Энергосервис-Инвест» возразил ему, заметив, что в тот момент было уже поздно менять документы: заявки принимались до14 часов 7 июня, когда состоялось вскрытие электронных конвертов. Он сослался на уведомление № 3 конкурсной документации, где было ясно сказано, что заявки, поданные позднее этого срока, не могут быть приняты независимо от причин опоздания.

Во время слушаний всплыл и еще один любопытный факт. В п. 4.5.1.1 конкурсной документации содержалось требование холдинга «РусГидро», владеющего 100%-ным пакетом акций ОАО «Нижне-Бурейская ГЭС». Согласно этому условию, в отношении участников конкурса на момент проведения конкурса и подведения его итогов не должно вестись претензионно-исковой работы, связанной с неисполнением им договорных обязательств.

На момент подачи заявки у компании «Буреягэсстрой» была дебиторская задолженность перед ОАО «Нижне-Бурейская ГЭС» по договору купли-продажи, заключенному 30 декабря 2010 года. Ее размер превышал 6 млн руб. По этой причине холдинг вел претензионно-исковую работу в отношении фирмы.

Выслушав доводы сторон и проанализировав представленные ими материалы, комиссия ФАС установила, что заявка «Буреягэсстроя» не соответствует требованиям конкурсной документации по существу. В итоге жалоба ОАО «Буреягэсстрой» на действия организатора торгов и конкурсной комиссии была признана необоснованной.

В тексте решения комиссии ФАС говорится, что оно может быть обжаловано в арбитражном суде в течение трех месяцев. Однако, насколько нам известно, «Буреягэсстрой» делать этого не стало. Возможно, чтобы избежать бессмысленной потери средств, а также времени и нервов своих сотрудников.


Текст: Андрей Хворостов



Назад в раздел
Вся информация о торгах, аукционах и конкурсах
"Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги" 6/2020

Читать свежий номер

СаториИНАМосгазМОЭК
МОСПРОМСТРОЙКоминвест-АКМТАктивКапиталАбсолют